11.08.2018 Экономика

Что понимает Андрей Белоусов

Письмо-предложение помощника президента РФ по экономике Андрея Белоусова своему патрону об изъятии в госбюджет «сверхприбылей» химических, нефтехимических и металлургических компаний предсказуемо вызвало волну возмущения в бизнес-среде и кругах либеральных экономистов и политологов: да кто он такой, этот Белоусов и что вообще понимает!?  Однако, если обратиться к биографии виновника переполоха, что обнаружится, что понимает он в экономике как минимум не меньше своих оппонентов; именно А.Белоусов еще в 2005 году предсказал кризис 2008 года и научно обосновал свои выводы.

Потомственность и преемственность

Начать стоит, пожалуй, с того, что Андрей Белоусов (17.03.1959 г.р.) – сын Рэма Александровича Белоусова, человека, входившего в команду, готовившую «реформу Косыгина» в 60-е, создателя советской научной школы в области ценообразования и управления.

Получив высшее экономическое образование (МГУ), Андрей Белоусов в феврале 1986 года пришел в только что созданный Институт экономики и прогнозирования научно-технического прогресса (ИЭПНТП) АН СССР, сосредоточившись на прогнозировании макроэкономических тенденций, а также инфляции и структурном кризисе в экономике советского типа. 

Следующей заметной вехой биографии героя стало основание им в 2000 году Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП, Белоусов стал его директором), на базе которого в 2005 году и был опубликовал доклад, предсказавший экономический кризис 2008 года - «Долгосрочные тренды российской экономики: сценарии экономического развития России до 2020 г.». Интересно,  что в этом же докладе А.Белоусов указал на возможный спад экономики в 2011—2012 годах и сбой системы государственного управления в 2015—2017 годах. Так что реально случившийся сбой – это следствие не только и не столько «крымнаша».

Член «команды Путина»

В 2006-м году Андрей Белоусов получил степень доктора экономических наук, защитив докторскую диссертацию «Противоречия и перспективы развития системы воспроизводства российской экономики», и в том же году Герман Греф сделал его своим заместителем в Минэкономики. Двумя годами позже, когда Владимир Путин стал премьером, Белоусов попал в аппарат правительства — на главную экономическую должность директора департамента экономики и финансов. С тех пор за ним закрепилась репутация «человека Путина». 

«Путин хорошо относится к Белоусову и тот, работая в правительстве Дмитрия Медведева, считается членом именно президентской команды», — писали «Ведомости» уже про кабинет Медведева 2012 года, где Белоусов занимал должность министра экономического развития. Уже в 2013 году Белоусов был назначен на ключевую должность экономического помощника в администрацию президента. «Все бумаги и экономические предложения, [поступающие президенту], замыкаются на него», — поясняет попросивший об анонимности федеральный чиновник, пишет в обзоре, посвященном Андрею Белоусову The Bell.

Государственник в кольце врагов

Белоусов не просто исполнитель, у него в голове есть своя картина, как должна функционировать российская экономика, и он как может воплощает ее в жизнь, говорит другой чиновник. И Путин прислушивается к нему. Белоусов — жесткий государственник и верит в «кольцо врагов» вокруг России, добавляет первый собеседник The Bell федеральный чиновник: «в 2014 году только он из экономического окружения Путина поддержал присоединение Крыма».

За дороги и цифровую экономику. В майском указе Путина — по сути, экономической программе президента на четвертый срок, — угадываются не только следы программы ЦСР Алексея Кудрина, но и почерк Белоусова. Почти половина из 25 трлн рублей, которые пойдут на нацпроекты, предусмотренные указом, — затраты на инфраструктуру (10 трлн рублей с учетом дорог) и цифровую экономику (1,31 трлн рублей). Это две отрасли, за развитие которых давно и последовательно выступает Белоусов. В 2017 году РБК называл Белоусова одним из чиновников, заразивших Путина цифровой экономикой и блокчейном. А на посту министра экономики в 2012 году он выступал за рост расходов бюджета на инфраструктурные проекты, чтобы подхлестнуть рост экономики — именно этот сценарий реализуется сейчас. Белоусова собеседники The Bell называют и главным идеологом реформ, которые позволят увеличить госрасходы — в том числе повышения НДС.

Оппонент Кудрина

С Алексеем Кудриным у Белоусова давние и принципиальные споры. Еще в середине 2000-х, будучи заместителем Германа Грефа, Белоусов спорил с министром финансов Кудриным о том, что нефтяные сверхдоходы, собранные в Стабфонде, надо не копить, а тратить — на те же инфраструктурные проекты. В 2017 году, когда в преддверии президентских выборов Путин попросил экономистов разработать планы развития экономики до 2025 года, именно Белоусов «подтащил» Столыпинский клуб Бориса Титова как альтернативу плану Кудрина, вспоминает один из собеседников The Bell. Тогда же помощник президента резко критиковал предложения Кудрина о масштабной приватизации. А уже весной 2018-го, когда, если верить FT, обсуждалось назначение Кудрина на высокую должность в администрацию президента, Белоусова называли в этой конструкции кандидатом на пост первого вице-премьера по экономике: «государственник» Белоусов должен был в этой роли уравновешивать «либерала» Кудрина. Оба назначения, впрочем, не состоялись.

Прогнозист, которому стоит доверять

Важная деталь, показывающая, что Белоусов – реально сильный прогнозист, это описание в упомянутом докладе 2005 года отдаленных на то время сценариев развития российской экономики. Один из них — под названием «экономический изоляционизм» — во многом точно описывает современную российскую реальность. В числе признаков такого сценария на 2013-2020 год Белоусов называет: замедление экономического роста, технологическое отставание, маскируемое искусственной поддержкой ценовой конкурентоспособности российских производителей ослаблением рубля, снижение динамики доходов населения, рост эмиграционной активности среднего класса. В результате возникнет конфликт между высокими социальными притязаниями населения, связанными с достигнутыми стандартами потребления, и технологическими возможностями экономики, предсказывает Белоусов в докладе. 

К 2020 году общество при таком сценарии подойдет с резко сузившимися возможностями развития, низкими темпами роста и усилившейся социальной конфликтностью, заключает Белоусов. Но что в такой ситуации должно делать государство, Белоусов, к сожалению, не пишет.

Так что со сверхприбылями?

Говорить о том, что предложение Белоусова об изъятии сверхприбылей в некоторых отраслях будет принято – очень рано, как и о том, что оно будет отвергнуто. Пока что, как заявил пресс-секретарь президента РФ Дм.Песков, Путин согласился с необходимостью проработки этого предложения в правительстве, но «не давал согласия на какие-либо решения». (Ответ на утечки о резолюции ВВП «согласен» на письме Белоусова.) О процедуре проработки сообщил кое-что первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов. Правительство по поручению президента подготовит доклад о дополнительных доходах сырьевых компаний, возникших в результате изменения внешней конъюнктуры и валютного курса, говорится в разосланном Минфином заявлении Силуанова. Кабинет министров выслушает доводы самих компаний и экспертов, просчитает возможные последствия и отдельно изучит влияние предлагаемых мер на деловой климат, отмечает Силуанов.

Разумеется, сам факт появления такого предложения говорит о возможности пересмотра отношений между бизнесом и государством и вредит репутации России как страны с рыночной экономикой (о чём я писал во вчерашней колонке). Неудивительно, что рынки отреагировали на «письмо Белоусова» весьма бурно: общие потери в стоимости девяти публичных компаний из его списка, по расчетам «Ведомостей», составили почти 392 млрд руб. ($5,9 млрд).  В то же время, ситуации, когда государство с абсолютно рыночной экономикой и развитыми институтами сдержек и противовесов, шло на нерыночные методы пополнения бюджета – не изобретение Белоусова, достаточно вспомнить кое-что из «Нового курса» Ф.Д.Рузвельта или затыкание таким образом дыр в российском бюджете в 2015 году. 

То есть вопрос, на самом деле, в том, как оценивается ситуация в российской экономики в условиях ужесточающихся санкций и что тут является мотивирующим, а что – демотивирующим.  Андрей Белоусов в письме президенту исходит, согласно обнародованной информации, из того, что горнодобывающие компании получили 1,5 трлн руб. EBITDA сверхдоходов из-за низкой налоговой нагрузки и улучшавшейся конъюнктуры мировых рынков. «Целесообразно создать механизм, позволяющий изымать у сырьевых экспортеров часть дополнительных доходов, которые они получают от ослабления рубля — то есть изменения не зависящих от них макроэкономических факторов — и роста мировых цен на их продукцию», — так Белоусов объяснил «Ведомостям» суть своих предложений. Короче – «делиться надо». Однако из сказанного можно сделать и более далеко идущий вывод: слабый и слабеющий рубль не только поддерживает конкурентоспособность экспортного сектора российской экономики, но и – оборотная сторона медали – консервирует её сырьевую направленность, затрудняет доступ к импортным ресурсам, без которых никакая реальная модернизация и никакие прорывы в сегодняшней и завтрашней (и послезавтрашней) обстановке невозможны.

Юрий Алаев.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии