Нижнекамские мафиози дошли до суда

В Верховный суд Татарстана передано дело участников нижнекамского оргпреступного сообщества “Татары”. 29 подсудимых обвиняются в десятках преступлений, в том числе в убийстве 13 человек. Расследование дела “Татар” до последнего времени было строжайше засекречено. Сегодня у нас появилась возможность рассказать читателям еще об одной мафиозной организации, к счастью, уже ликвидированной правоохранительными органами республики.

Деревенские ганстеры

По оперативным данным, “Татары” зародились в начале 80-х. Правда, тогда это образование имело мало общего с мафиозной организацией. В те годы на нижнекамские стройки приезжали сотни молодых людей, главным образом из деревень. Именно эти парни и стали костяком будущих “Татар”. От городской молодежи их отличали главным образом интересы и явное неприятие друг друга. Одни играли в подворотнях на гитарах, другие - на гармошках, поэтому первоначально объединение молодых людей носило скорее культурный характер. Городские пренебрежительно называли деревенскую молодежь “Пятаками” и “Бишами”.

Однако под влиянием контингента спецкомендатур, принимавшего участие в возведении города, молодежь быстро криминализовалась. И вскоре “Пятаков” стали привлекать к уголовной ответственности за хулиганство и массовые драки с представителями других группировок.

Примерно в 1987-1989 годы лидером “Татар” стал дважды судимый монтажник нижнекамского райпо Иван Стрелков (Стрелок). Именно при нем участники группировки занялись “крышеванием” кооператоров и стали зарабатывать деньги. А вскоре “Пятаки” переименовали себя в “Татар” или “Татмарию”. Впрочем, с начала 90-х в милицейских сводках группировка “Татары” стала фигурировать под названием ОПГ “Красный Ключ”. Правоохранительные органы считали кощунственным упоминание названия титульной нации в названии преступного формирования.

Летом 1989 года 29-летний Стрелок и приближенные к нему 27-летний мастер “Теплоэнергостроя” и, кстати, выпускник КИСИ Равиль Тимершин (Пузырь), инструктор пожарной безопасности аэропорта “Бегишево”, ветеран афганской войны 24-летний Александр Мирошниченко (Мирон) и еще несколько человек занялись вымогательством денег у продавцов арбузов на рынке. Через некоторое время все они попали под суд. “Татарам” было предъявлено обвинение в бандитизме, однако суд оправдал их по этой статье. Тем не менее вымогатели были признаны виновными. Самый большой срок получил лидер группировки Стрелков. Он был приговорен к 7,5 годам колонии. Мирошниченко - к 6,5 и лишь Тимершин отделался условным сроком.

Он и остался замещать Стрелкова на посту лидера группировки. Причем не просто замещать, а руководить ею. Тимершин оттеснил от руководства группировкой “стариков” и фактически стал ее полновластным лидером, сплотив вокруг себя молодежь, вместо того, чтобы выполнять скромную роль исполняющего обязанности.

Самоуправство Пузыря в итоге обернулось скандалом.

В 1992 году Стрелков получил в колонии небольшой отпуск и встретился со своими товарищами в нижнекамском спорткомплексе “Олимпийский”. Там за неправильное руководство “Татарами” Стрелок устроил выволочку оставшимся на свободе товарищам, и в первую очередь Пузырю. Избив Пузыря на глазах лидеров группировки, Стрелок ушел. Оправившись от первого потрясения, Тимершин поинтересовался у товарищей, на чьей они стороне - его или Стрелка. Как и следовало ожидать, “Татары” поддержали Тимершина. После этого было решено, что Стрелок неправ, и уже низложенному лидеру объявили войну. В тот же день на Стрелкова было совершено первое покушение - преступники обстреляли дверь его квартиры. Однако оно оказалось неудачным, и Стрелок уехал досиживать срок.

После свержения Стрелкова “Татары” и превратились в банду. Приближенные Тимершина начали создавать свои собственные бригады. Вскоре внутри “Татар” образовались бригады “лазаревских”, “аровских”, “десятников”, “хановских”, “тридцатьседьмовских”, “афанасовских” и другие.

В целом группировка ничем особенным от других татарстанских не отличалась. К 1997 году (в правоохранительных органах именно эту дату считают временем образования преступного сообщества “Татары”) группировка насчитывала до 200 бойцов.

Основным источником доходов “Татар” были вымогательства денег у коммерсантов, хищения продукции “Нижнекамскнефтехима” и “Нижнекамскшины”. Отдельной статьей доходов было “крышевание” проституции (у группировки было даже свое досуговое агентство “Эллис”) и городских таксистов. Строптивых коммерсантов “Татары” жестоко избивали, поджигали их автомобили и магазины.

Пузырь активно развивал межрегиональные связи. Поддерживал хорошие контакты с казанскими, альметьевскими и зеленодольскими группировками (он был родом из Зеленодольска). А на стороне казанского ОПС “Жилка”, с участниками которого был особенно близок, принимал участие в войне с ОПС “Дракон” в 1994-1996 годы.

При этом “Татары” никогда не предпринимали попыток экспансии в Москву или Петербург, в отличие от большинства татарстанских группировок. Им вполне хватало средств, добываемых преступным путем в Нижнекамске. Лидеры сообщества имели довольно внушительные состояния, дорогие квартиры и автомобили. Но только единицы додумались вложить средства в легальный бизнес. Например, у Тимершина было несколько магазинов, оформленных на его жену.

Авторитет Пузыря в группировке и в городе был огромный. Тимершин придерживался традиционных “воровских” понятий. Как человек неглупый он рассудил, что для привлечения в группировку молодежи необходимо предоставить им возможность заработать, и дал такую возможность.

Как правило, молодежь занималась “крышеванием” таксистов, магазинов и проституток. На каждую ночь одна из бригад группировки выделяла дежурную машину, на которой вооруженные боевики патрулировали город, готовые в любой момент прийти на помощь подконтрольным коммерсантам, попавшим в переплет проституткам или своим приятелям.

По примеру большинства группировок “Татары” приветствовали занятия спортом. И даже Пузырь, получивший кличку соответственно своей далеко не спортивной фигуре, был неплохим спортсменом. Часто между отдельными бригадами устраивались чемпионаты по футболу. Победившая команда получала денежный приз и барана, после чего мафиози ехали “на шашлыки”. Выезжали нижнекамские бандиты и на охоту и рыбалку, а то и на отдых у моря. У многих были дорогие охотничьи ружья. Наркоманов в своих рядах Тимершин пытался “лечить” - их приковывали на пару недель наручниками к батарее, избивали и ждали пока “поправятся”. Одного пациента “Татары” даже забили до смерти.

Дисциплина в группировке была очень жесткой. Члены группировки никогда не получали гонораров за убийства. Для этого было достаточно приказа. Отметим, кстати, что среди “Татар” не было какой-то специальной бригады киллеров - убийство могли поручить любому. Уйти из группировки можно было только за огромные отступные.

Продолжение -

в следующем номере.
27
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии