28.04.2008 Общество

"Ангел-хранитель" Казанской обсерватории

Сто десять лет назад из Дрездена пришло лестное уведомление о добровольном пожертвовании обширной частной астрономической обсерватории и большой научной библиотеки Казанскому университету.

Автором этого щедрого дара был не кто иной, как Василий Павлович Энгельгардт (в прямом переводе его фамилия звучит как "Ангел-хранитель") - известный во всей Европе астроном и член-корреспондент Петербургской Академии наук. Пресловутая карма фамилии, по всей видимости, сыграла не последнюю роль в выборе профессии. Хотя в Петербурге он выучился на правоведа, но далекие звезды постоянно тянули к себе. Желание посвятить себя астрономии было настолько сильным, что в 1875 году Энгельгардт оставил Санкт-Петербург и переехал в Германию, в Дрезден, где построил частную обсерваторию и отдался любимому делу. Он отказался от помощников и проработал в затворничестве почти два десятилетия! Результаты его исследований поразительны. Особый интерес у него вызывали кометы и астероиды. Параллельно Василий Павлович вел "позиционные наблюдения туманностей и звездных скоплений", имел много научных публикаций. Заслуги Энгельгардта были отмечены присуждением ему в 1889 году степени почетного доктора астрономии Казанского университета. Сделано это было не случайно, ведь Казанская астрономическая школа была хорошо известна и вела свою историю еще с 70-х годов XVIII века. Размещалась она в небольшом здании обсерватории на улице Грузинской (ныне К. Маркса). Летом 1774 года, когда наш город был захвачен войсками Е.Пугачева, ее сожгли. Много лет спустя профессор Казанского университета Иосиф Антонович Литтров оставил Казань и русскую службу, уехал за границу, став впоследствии организатором и директором Венской обсерватории. Его преемник и ученик Иван Михайлович Симонов, после возвращения в начале 20-х годов XIX столетия из кругосветного плавания, стал активно хлопотать о сооружении в Казани уже большой астрономической обсерватории. Но дело растянулось на долгие годы. Закладка нового здания произошла только 5 октября 1833 года в юго-западной части университетского квартала. В 1838 году строительство завершили. Таким образом, наша обсерватория стала на год старше знаменитой Пулковской, открытой в Санкт-Петербурге в 1839 году. Шло время, стремительно росла Казань, здесь появилось множество заводов. Город стал дымным и пыльным. Это было отчетливо видно не только астрономам, но и простым обывателям. Некоторые из них давали этому явлению свои объяснения. Автор "Полного путеводителя по Казани" Н.Прокофьев писал по этому поводу:

"Особенности Казани - это неимоверное количество пыли в сухую и грязи в мокрую погоду на многих казанских улицах. Пыль и грязь даже культивируются казанцами с особым вниманием. Для этого каждый домовладелец при перестилке мостовой перед своим домом старается как можно больше насыпать песку и битых кирпичей. Все это от езды переминается и превращается в тончайшую пыль, а при дожде в грязь".

В городе, в среде научной интеллигенции, витала идея о переносе обсерватории за город, теперь же, после получения щедрого дара от В.П. Энгельгардта, она приобрела материальную основу. С местом строительства определились довольно быстро. Выбор пал на "Въезжий лес", что в двух верстах от платформы "Красная горка" (ныне Юдино) Казанской железной дороги. При выборе места директор университетской обсерватории профессор Д.И.Дубяго руководствовался главным образом следующими условиями - "иметь спокойный и прозрачный воздух и отсутствие сотрясения почвы". Но доброе начало не получило продолжения. Казанская городская дума отказалась отвести этот участок земли безвозмездно. Неутомимый Д.И. Дубяго присмотрел новое место в соседней Туринской даче. Она располагалась на расстоянии в полторы версты от станции Лаврентьево (ныне "Обсерватория") Московско-Казанской железной дороги. Вопрос был решен. 4 июня 1898 года Государственный Совет выделил на постройку обсерватории из средств Государственного Казначейства 24146 рублей и 31 копейку.

Теперь оставалось решить архитектурный образ (и это прекрасно выполнил архитектор Ф. Малиновский) и разместить астрономическое оборудование, доставленное в Казань еще в 1897 году.

К непосредственному строительству приступили в 1899 году, а закончили его в 1901. Не буду вдаваться в технические подробности, пусть это делают узкие специалисты. Обращу ваше внимание, дорогой читатель, на два небольших сооружения. Это "Миры". Что это такое, простыми словами объяснить трудно, поэтому позволю себе привести научную расшифровку этого таинственного для рядового читателя слова. "Мира используется для операций по приведению меридианного круга в рабочее состояние, обеспечивающих точность проводимых измерений". Вот так!

В одной из "Мир" захоронен Дмитрий Иванович Дубяго, умерший в 1918 году. А вот в другой предполагалось похоронить "Ангела-хранителя" Казанской обсерватории В.П. Энгельгардта. Но осуществить это не представилось возможным. Помешала Первая мировая война. В.П. Энгельгардт умер в 1915 году в Германии, но военные действия помешали вывозу тела через линию фронта...

Рассказывая об этом человеке, нельзя упустить из виду его глубокое почитание творчества великого русского композитора М.И.Глинки. На собственные средства он издал партитуры опер "Жизнь за царя" ("Иван Сусанин") и "Руслан и Людмила".

И сегодня, когда смотришь на эту историю, хочется пожелать нашим землякам таких "Ангелов-хранителей", каким был В.П. Энгельгардт.
12
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии