04.01.2009 Культура

Русский немец Карл Фукс

Мы продолжаем серию публикаций, посвященную персонажам, изображенным на портретах, хранящихcя в Государственном музее ИЗО РТ. Сегодня - рассказ о семействе Фуксов.

Трудно представить, что Карл Федорович Фукс, по происхождению чистокровный немец, почти всю свою жизнь отдал Казани и был искренне рад этому. Из отведенных ему Богом семи десятков лет здесь он провел 41 год! Когда в 1805 году молодой Фукс ехал из Санкт-Петербурга в Казань, то довольно смутно представлял новое место службы, куда его пригласили в качестве преподавателя естественной истории. Он считал последним европейским городом российскую столицу. Образ Казани представлялся ему с большим трудом и рисовался как некое азиатское поселение. Но, к удивлению, город встретил его колокольным перезвоном, довольно правильно сформированными улицами и площадями.

Местом его службы стал университет, который начал свое формирование на базе старших классов гимназии. Преподавательскую деятельность Фукс активно совмещал с оказанием медицинской помощи, в чем, как сам считал без ложной скромности, "немало преуспел". Карла Федоровича особо интересовали азиатские черты характера города. Поэтому он поселился в его татарской части - на Сенном базаре. Татарский народ настолько заворожил нашего героя, что он серьезно погрузился в этнографические исследования. Фукса интересовало буквально все: манера одеваться, организация и обыденное устройство жизни, планировка жилых помещений, труд и времяпрепровождение, язык и общение между собой. Как указывал сам Фукс, ему хотелось проникнуть в чувства народа. Решить эту проблему с мужчинами, как признавал сам Карл Федорович, было довольно просто, но женщины оставались таинственными. Однажды на прием явилась татарка уже в летах, весьма бойкая и ловкая. Далее Карл Федорович представил это так:

"Она доставила мне случай познакомиться с двумя молодыми татарками. Разумеется, не забавы ради, а исключительно из-за любопытства я начал за ними ухаживать и довольно скоро услышал их признания в любви. Они в своих посланиях слова любви нанизывали на нити строк, словно жемчуг".

В книге К.Ф.Фукса "Казанские татары в статическом и этнографическом отношениях" автор приводит фрагмент письма: "Любезный счастливец, пред которым преклоняюсь. Душа бесценная! Сорвавший страсть мою и бросивший её в море страдания! Владеющий моею душою! О, живи, живи, моя радость! Да продлит Бог дни Твои для меня..."

Как заметим, еще в то время пуританство не было характерно для Карла Федоровича. Он наслаждался женским обществом, умел и любил ухаживать, и поэтому всегда был окружен представительницами прекрасного пола. Фукс приехал в Казань со своей близкой знакомой - англичанкой мадам Гаттон. Она была очень красива, умна и образованна. Это производило сильное впечатление на местное общество. В городе об этой интересной паре появилось много суждений и мнений, которые нередко были противоречивыми и больше походили на домыслы. Количество их заметно возросло после смерти англичанки. Оценивать эти "откровения" сегодня очень трудно. Впрочем, оставим их на совести авторов.

К.Ф.Фукс много времени отводил изучению истории города и края. Богом были предначертаны два серьезных испытания, которые тяжелым грузом легли на плечи казанцев. Это два грандиозных пожара, уничтожавшие каждый раз большую часть города. Было это в 1815 и в 1842 годах. Карл Федорович как бы предчувствовал надвигающуюся беду, особенно в 1815 году. Он неоднократно обращался в губернскую канцелярию с просьбой снять копии с ценнейших исторических документов, хранившихся там. Но согласия на это так и не получил.

"Когда 3 сентября пламя охватило губернское правление, - вспоминал позже К.Ф.Фукс, - я хотел было войти туда и спасти грамоты, но пожар был так силен, что был вынужден отказаться от своего намерения". На Воскресенской улице (ныне ул.Кремлевская) сохранилось лишь десять зданий. Не менее страшной была картина после пожара 1842 года. Но Казань возрождалась из пепла обновленной, словно легендарный Феникс.

Университет, где имел честь служить наш герой, был сугубо мужским учреждением. Здесь царила атмосфера строгой дисциплины и ответственности. Особенно в среде профессорско-преподавательского состава к работе относились со всей серьезностью. Большое значение имело хорошее знание русского языка. И это не случайно. Ведь большую часть преподавателей составляли иностранцы. Ценились глубокое знание материала и артистическое изложение его в лекционной форме. Фуксу это великолепно удавалось. Поэтому на его занятиях аудитории всегда были полны. Преподавательскую деятельность Карл Федорович успешно сочетал с любимым врачеванием. Большой знаток истории Казани и лично знавший Фукса Михаил Рыбушкин вспоминал: "Я сам неоднократно видел приемную комнату Фукса, наполненную бедняками, страдающими от болезней, и всякий из них оставлял дом Фукса с лицом светлым в чаянии выздоровления. Так высока была вера в искусство Карла Федоровича. Не от этого ли и лицо Фукса всегда светилось добротой и искренностью".

Но бывали случаи, когда во времена эпидемий приходилось выезжать в длительные командировки. Насыщенная профессиональная деятельность, занятия по сбору и изучению коллекций: этнографических, нумизматической, минералогической и других, не мешали Фуксу оставаться в центре светской жизни, что вызывало у руководства университета явную зависть. Сами судите, как можно оценить донесения директора университета И.Яковкина попечителю Казанского учебного округа С.Румовскому о "недостойном" поведении профессора К.Фукса. Вот так шло время, ширился круг новых знакомых - не только казанцев, но и представителей европейской науки и культуры, которым доводилось быть в нашем городе. А круг этот расширялся с каждым годом. К.Ф.Фукс водил знакомство с Александром Гумбольдтом, бароном Августом Гакстгаузеном, Александром Пушкиным, министром Киселевым, графом Сперанским и другими. В этом плане немалую роль сыграла супруга Карла Федоровича Александра Андреевна Апехтина, которая состояла в близком родстве с известным поэтом Гавриилом Каменевым. Она была красива, талантлива и, самое главное, очаровательно молода. Фукс всем этим был просто покорен. Александра Андреевна считала себя весьма одаренной в литературном плане особой. К моменту свадьбы ей шел лишь семнадцатый год. А перспектива вступить в законный брак с таким человеком, каким был профессор Фукс, открывала широкие возможности. Этот неравный по возрасту брак занимал умы многих казанцев. Из уст в уста рассказывали всякие были и небылицы. Некоторые несли в себе просто анекдотический характер, как случай, который якобы имел место в день свадьбы, которая проходила в деревне родственников невесты. Рассказывали следующее: "Утром того дня Карл Федорович отправился ловить бабочек. Он так увлекся своим любимым делом, что напрочь забыл о предстоящем торжестве. Только когда собрались гости, удалось отыскать ученого жениха". Одухотворенный образ этого человека всегда стоял перед Апехтиной. Она хотела хоть в чем-то соответствовать ему, стала писать историко-этнографическую прозу, водила знакомство с поэтами, ей посвящали стихи Боратынский и Языков. А Карл Федорович оставался человеком, которого любили все. Для него существовал лишь Человек. Он не делил своих пациентов на богатых и бедных. Были лишь люди, которые нуждались в его помощи. И он её оказывал, даже оплачивал в некоторых случаях лекарства из своих средств. Личность человека он ставил очень высоко и от всех домочадцев и прислуги требовал обращаться с пациентами, кто бы они ни были, только на "вы" и быть предельно вежливыми.

У четы Фукс было большое желание иметь много детей. Но судьба была не на их стороне. Первые четверо детей умерли в младенчестве. Супругам оставалось надеяться на благословение Божье. И оно последовало. В живых остались дочь Софья и приемная - Татьяна. В 1846 году Карла Федоровича не стало. Его хоронила вся Казань. Было очень печально и спокойно.
21
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии