А вы чьи будете? Как поселок Тарловка оказался ничей

А вы чьи будете? Как поселок Тарловка оказался ничей
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: пїЅпїЅ 15 2008 пїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: Общество
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: Елена ВИНОГРАДОВА
Небольшой поселок Тарловка на правобережье Камы уже давно, выражаясь по-библейски, стал притчей во языцех. А все потому, что неизвестно, то ли это Тарловка Тукаевского района, то ли Тарловка Елабужского района, а не то вовсе Комсомольский район Набережных Челнов. Просто Тарловка, и все тут.

Стояла когда-то здесь деревня Черный Ключ. В темных торфяных оврагах, которыми был изрезан крутой камский берег, били из-под земли звонкие родники - отсюда и пошло название деревеньки. Не то чтобы очень богатой, но зажиточной: было три улицы, больше сотни домов, паслись на его полях телята и конское стадо. А еще в начале позапрошлого века елабужский купец Стахеев облюбовал живописное место под свои дачи. Да неспроста облюбовал - любимая дочь Дмитрия Ивановича заболела туберкулезом. Профессора сказали, что помочь ей могут чистый, смолистый воздух да кумыс. Выросли в бору над Камой два резных деревянных терема, и пригнали стадо лошадей - теперь и за кумысом далеко ехать не надо. Ну а после революции, в конце 20-х годов, здесь появился знаменитый санаторий "Тарловский", где лечили даже туберкулез открытой формы.

Но в 1980-м пришла в Черный Ключ беда. Увлеченные строители Нижнекамской ГЭС решили поднять уровень водохранилища еще на шесть метров. И не стало Черного Ключа. Неделю полыхали в июльскую жару деревянные избы, сараи, клети. Плакали от горя и едкого дыма бывшие жители, глядя на пожарище. Решившие стереть с лица земли маленькую деревеньку во имя технического прогресса не разрешили взять с собой ни доски от родного дома. Слава Богу, хоть могилы с деревенского кладбища успели перенести дальше, в лес. Только вот домашнюю живность спасти не смогли - повинуясь какому-то врожденному инстинкту, собаки и кошки упорно возвращались на пепелище...

Но этому очередному безумному прожекту не суждено было сбыться. Соседние области не захотели снова отдавать столько доброй земли под воду. Только Черного Ключа уже не было. И родники стали исчезать, будто кто-то подрезал водяную жилу.

Большинство жителей сожженной деревни перебралось в Набережные Челны, а часть поселилась на прежнем месте, чуть поодаль от бывшего села. Называться поселок стал Тарловкой, что с тюркского переводится не то как "узкая речка с крутыми берегами" - "тар-лау", не то это тоже тюркское "тарланг" - нива, пашня. Видно, с той поры и начались все несчастья Тарловки.

От Елабуги на челнинском автобусе ехать до Тарловки минут 20, потом еще километров пять идти пешком по сосновому бору, если, конечно, кто-нибудь из местных не подвезет. Хотя, право, при всей стройной красоте бора это не в тягость. Через несколько километров мне показывают первую местную достопримечательность - кладбище, на котором захоронены немецкие и японские военнопленные. В конце войны здесь находилась вторая часть лагеря №97 НКВД СССР. Если немного углубиться в лес в сторону поселка, под слоем мха, палой листвы и веток можно различить следы ям-землянок, в которых жили пленные японцы. Местные жители, отправляясь за грибами, до сих пор зовут это место "японскими лагерями".

В погожий осенний день сама Тарловка очень похожа на какой-нибудь черноморский курортный поселок. Мачтовые сосны, высокий каменистый берег, маленький пляж внизу и щедрый разлив красавицы-Камы. Несколько узких улочек, небольшие домики, рядом с которыми возвышается несколько "панелек" в два-три этажа, магазинчик, медпункт, школа и деревянная церквушка.

Вот уже четвертый год жителей Тарловки волнует одна и та же проблема - в состав какого муниципального округа она войдет. С 1957 года поселок значился частью Комсомольского района Набережных Челнов. О том, что поселение, как и все, должно установить свои границы и войти в муниципальное образование, жители узнали случайно - частично из газет, телевидения и во время выборов. Ну а потом правительство республики установило свои границы районов по фарватеру рек Кама и Вятка, и Тарловка по такому делению должна была отойти Елабужскому району.

"Когда в 2005-м мы узнаем, что наше поселение ни к одному району не отошло, мы решили собрать рабочую группу и добиваться, чтобы Тарловка осталась в составе Набережных Челнов, - рассказывает санаторный библиотекарь Тамара Ермолина, листая пухлую папку с перепиской, - с тех пор столько писем написали, а воз и ныне там. Писали и в Госсовет Татарстана, и Президенту Шаймиеву, и Путину, и, наконец, уполномоченному по правам человека в РФ". В 2007-м году в "ничейное" село в очередной раз приехал министр юстиции Татарстана Мидхат Курманов, пробовал уговорить непокорных сельчан согласиться на прописку в Елабужском районе, а потом махнул рукой, мол, живите как хотите и где хотите, и уехал. Но напоследок посоветовал провести референдум, сказал, что народное мнение будет обязательно учитываться. В сентябре прошлого года в присутствии представителей администрации Набережных Челнов сельчане практически единогласно решили, что быть Тарловке частью Набережных Челнов, лишь семь человек проголосовало за Тукаевский район, а за Елабужский - никто. Отправили результаты в Казань, и им пообещали, что к декабрю будет соответствующее постановление. Полгода прошло - снова ничего. В августе приезжала делегация из Елабуги - осматривать инфраструктуру новой территории. Тогда отчаявшиеся жители отправили еще одно открытое письмо в Госсовет РТ, которое просили зачитать на сессии

11 сентября этого года. Сессия давно прошла, а ответа все нет. Однако 11 же сентября "Ал-информ" сообщил, что "на этой неделе было подписано соглашение о внесении населенного пункта Тарловка в состав Елабужского муниципального района. Что поставит точку в давних спорах о том, к какому району - Елабужскому или Тукаевскому - будет относиться данная территория". Но тарловцы до сих пор остаются в неведении.

А аргументов против присоединения Тарловки к Елабужскому району у жителей достаточно. Во-первых, до Челнов ехать несколько минут, из села туда несколько раз в день ходит автобус. А так как работать в деревне сейчас негде, вся молодежь ездит на работу и на учебу в Автоград. Если этот рейс станет междугородним, 10 рублями за билет цена не ограничится. Да и будет ли ходить автобус в Елабугу - большой вопрос, и прямого проезда на Тарловку из Елабуги сейчас нет - по разделительной линии шоссе еще на несколько километров тянется бетонное заграждение. Нет и прямой телефонной линии, все номера телефонов в поселке челнинские. Если их поменяют, то пенсионеры боятся, что они не смогут часто говорить с детьми, которые тоже живут в Набережных Челнах. А еще жители боятся, что при передаче деревни Елабуге у них закроют фельдшерский пункт, аптеку и почтовое отделение, сославшись на недостаток средств. А самое главное - придется менять все документы в связи с перепропиской. А это уйма времени, сил, денег, нервов, особенно для пожилых, которых здесь большинство. "Я всю жизнь прожила в Тарловке Комсомольского района, и ни в какую Елабугу я ни за чем не поеду!" - категорично заявляет маленькая бойкая старушка Мария Дмитриевна Шоркина, которая за свои 85 лет повидала и тяготы тыла, и работала санитаркой в тарловском военном госпитале, а потом долгое время в санатории с туберкулезными больными.

Хотя тарловцы исправно платят налоги в бюджет Набережных Челнов, их отказываются включить в списки капремонта, ссылаясь на то, "что они ничьи", и отказывают в приватизации и межевании их участков. Правда, неизвестно, сталкиваются ли с этой проблемой жители роскошных коттеджей, выросших на месте Черного Ключа как грибы после дождя.

Возвращаюсь из санатория через притихший бор по берегу Камы. Что-то неуловимо знакомое чудится в этих корабельных красавицах-соснах. Иван Шишкин когда-то ходил сюда пешком, за много верст, чтобы писать эти позолоченные солнцем стволы и кроны, зелень и тени. И на картине Константина Васильева "Гуси-лебеди" все тот же тарловский лес. Увы, от Стахеевских дач остался лишь ободранный деревянный сруб на обрыве. Через холодный голубой простор воды видны белые кубики челнинских высоток. Красиво. Только вот специфический запашок портит всю идиллию. Да, очистные сооружения здесь уже долгое время не работают. Раньше они обслуживались водоканалом Набережных Челнов, но потом наступила реорганизация, и очистные сооружения тоже оказались вроде ничьи. Теперь все сточные воды льются прямиком в Каму. Вместе с туберкулезной палочкой. Все очарование слетает вмиг при мысли, что еще может плавать в камской воде. Если раньше местности грозила экологическая катастрофа из-за отсутствия берегоукрепительных работ, то теперь добавилось еще и это. Кстати, Тарловка известна еще и тем, что здесь были найдены богатейшие останки уникальной флоры и фауны пермского периода. Предлагалось даже присвоить территории статус геологического памятника природы мирового ранга. Теперь вся эта природа уже давно под угрозой исчезновения.

А пока полуторатысячный поселок живет как маленькое неуправляемое государство, без хозяина, без администрации. Короче говоря, "ничейный" он.
Яндекс цитирования Rambler's Top100