Парабеллум - Маша и ее Медведи
13.04.2009 Культура

Парабеллум - Маша и ее Медведи

Спустя два года после объединения группы, распавшейся еще в 2000-м, “Маша и Медведи” дали концерт в казанском арт-клубе “Маяковский. Желтая кофта”.

“Всего 10 лет мы не были в Казани, а вы, оказывается, успели по нам соскучиться”, - улыбнулась со сцены Маша Макарова. Публика ответила ей бурными аплодисментами, и действо началось.

Так же внезапно, как в далеком 1998-м с появления в эфире “Радио Максимум” песни “Любочка”, началась история своеобразной отечественной группы “Маша и Медведи”. Для детей 90-х они стали таким же воплощением постсоветской эпохи, как, к примеру, бодровские “Брат” и “Брат - 2”. Поп-музыка, смешанная с роком, джазом и электронным хип-хопом, уникальный Машин вокал. Инфантильный, отстраненный, скачущий. Наигранно веселый.

Они “сменили карму” по велению Михаила Хлебородова (снимавшего когда-то неплохие клипы, а потом похоронившего себя для искусства сразу первым и вторым “Параграфом 78”). Ему пришла идея ритуального обрития и Маши, и медведей с последующим спуском отрезанных волос по течению реки Ганг. Так появился клип на песню “Любочка”. Он так же, как и второй - на песню “Без тебя”, открывал малоизвестные красоты Индии и обещал продолжение.

Продолжение следовало. Веселая девочка Маша и ее медведи быстро добились популярности. Не писал о них разве что ленивый. Но так же быстро они распались.

Следующие шесть лет после этого события (до нового альбома группы) журналисты писали уже другие статьи. Среди которых иногда попадалось что-то о Машином помешательстве на почве наркотиков и религии, о ее квартире, разрисованной фантастическими рисунками в духе Даниила Андреева, о ее беременности, при которой она не переставала употреблять наркотики, о ее депрессиях, которые Макарова лечила звуком собственного голоса.

Все эти статьи проходили под общим названием “Как Маша Макарова пытается крышу на место вернуть” и никакой информации, в которую хотелось бы верить, не несли.

Поверить захотелось самой Макаровой. Когда она после возвращения в Москву, странной дружбы с небезызвестным продюсером, увенчавшейся апокалиптической песней “Х.. Войне!”, увлечения Карлосом Кастанедой и рождением двойни вернулась на сцену со старым составом музыкантов.

И ее казанский концерт - почти вербальное подтверждение возвращения к музыкальной жизни. Она по-прежнему чудесно поет. Ее песни по-прежнему не вписываются в формат и отдают чем-то шизофреническим. “Мария”, “Без языка”, “Парабеллум”, “Латы”, “Каин”, “Z`em”: трогательная и глубокая лирика, электрическое танго, фанк, вальс, блюз, флейта, гитары, голос.

Но смотреть на Макарову не очень хочется. Постоянно закрытые глаза, минимум движений. Никаких открытых жестов. Нездоровые улыбки между песнями. Кажется, что сама она внутри своего голоса, который действительно притягивает. Но ровно настолько, чтобы вернуться домой, скачать все, связанное с музыкой Маши Макаровой, что можно найти в Интернете, слушать и слушать, но больше никогда не выйти из дому ради того, чтобы оказаться перед сценой, на которой внезапно появляется группа “Маша и Медведи”.
15
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии