13.04.2009 Общество

История семьи - история Казани

С вечностью накоротке. Виктор Иванович Несмелов, основатель научной династии, которая насчитывает уже четыре поколения ученых, прославил своими трудами не только Казань, но и Россию.

Дело его жизни, философское сочинение "Наука о человеке", высоко оценивается философами и богословами во всем мире. Вот что писал о нем Николай Бердяев: "Несмелов - очень дерзновенный, глубокий и оригинальный мыслитель. В некоторых отношениях он интереснее Вл.Соловьева: у него нет такой широты и блеска, но есть глубина, цельность, оригинальность метода и живое чувство Христа. …В нем нет той надорванности и разорванности, которые чувствуются у людей, слишком погруженных в нашу эпоху, в ее меняющиеся настроения, в ее злобы дня. Несмелов целиком поглощен злобой вечности". "Наука о человеке", по оценке Бердяева, - единственный в своем роде опыт философского построения религиозной антропологии. Это было написано в начале прошлого века, а в конце века митрополит Кирилл, один из самых уважаемых современных теоретиков церкви, на православной конференции назвал эту книгу - единственной в православии работой в области чистого богословия. Вдумайтесь, сто лет прошло, а никому в этой сфере не удалось встать вровень с нашим Виктором Ивановичем. Не удивительно, что на "несмеловские чтения", которые впервые провели в Казани в 2006 году, наряду с православными богословами и философами, приехал и иезуит, профессор Папского Восточного института С.Каприо, изучающий духовное наследие В.Несмелова.

"Загадка человека", по Несмелову, в принципиальной двойственности его бытия: с одной стороны - как "простой вещи мира", а с другой - как "формы личности", никоим образом не вписывающейся в "объективный" мир предметов и предметных отношений. Он не принимал материализма, и вся его жизнь - утверждение приоритета духовного начала в человеке.

Имя в науке знаменитый богослов составил в Казани, а родился он в Саратовской губернии в семье сельского священника. Несмелов с детства глубоко прочувствовал идеи христианства и не мог смириться с тем, что многие верующие воспринимают лишь обрядовую сторону учения, его букву, не пытаясь проникнуть в сокровенный смысл. Свою жизнь философ посвятил тому, чтобы донести этот смысл до соотечественников. Сделать это можно было, взращивая продвинутых священнослужителей. Поэтому, закончив Казанскую духовную академию, он остался преподавать в стенах своей alma mater. Успехи его в науках были столь блистательны, что ему зачли в качестве магистерской диссертации дипломное сочинение "Догматическая система святого Григория Нисского". Недавно этот труд был переиздан: толстый том нимало не напоминает тоненькие папочки с современными дипломными работами, которые к тому же нередко скачаны из Интернета.

Карьера Виктора Ивановича складывалась счастливо: доцент, затем профессор академии, он производится в чин сначала надворного советника, затем коллежского и статского. Ученый богослов награжден шестью орденами Российской империи. И студенты, и коллеги по академии относились к Виктору Ивановичу с особым уважением. Проявлялось это даже в мелочах. Так, ректор академии архимандрит Антоний (впоследствии известный митрополит Антоний Храповицкий) каждый вечер устраивал чаепития со студентами, придавая такому общению в неформальной обстановке большое значение. Исключениями были только те вечера, когда у него бывал Виктор Иванович. В этих случаях вывешивалось объявление: "Сегодня я буду занят беседой с В.И. Несмеловым".

Удачно складывалась и семейная жизнь. Он был счастливо женат на дочери протоиерея Грузинской церкви Казани Любови Андреевне Ясницкой. В семье подрастало пятеро детей.

Мир перевернулся

Революция стала тяжелым испытанием для Виктора Ивановича: мир, пусть несовершенный, но такой привычный и надежный, перевернулся. Борьба добра и зла в обществе и в человеческих душах, о которой он писал в "Науке о человеке", приняла обостренные формы, проникла даже в собственную семью. Несмелову в ту пору было уже 54 года, а ведь с возрастом перемены воспринимаются болезненнее. Наши старики, пережившие "лихие девяностые", это хорошо понимают. Только подлинный христианин в состоянии не озлобиться, когда судьба наносит удар за ударом, и постараться понять и по возможности принять происходящее. По словам известного казанского политолога Олега Несмелова, внука Виктора Ивановича, до конца своих дней дед оставался светлым человеком, жизнерадостным и терпимым. Все сыновья знаменитого богослова выросли людьми неверующими, и Виктор Иванович уважал их право на собственное мнение.

В 1920 году декретом ВЦИК Казанская Духовная академия, как и другие религиозные учебные заведения, была закрыта. Несмелов и еще несколько преподавателей пытались обучать семинаристов подпольно, но вскоре они были арестованы. Несмелов Президиумом ВЧК был приговорен к одному году концлагерей условно. С тех пор дорога на вузовскую кафедру была для него закрыта. Он пытался было устроиться в Казанский университет, но безуспешно. Каково было переносить вынужденный "простой" Виктору Ивановичу с его деятельной натурой, легко представить. Тем более что происшедшая в 1918 году трагедия со старшим сыном и без того подорвала его здоровье.

Имени Валентина Несмелова

Именем Валентина Несмелова названа одна из казанских улиц, та, на которой расположился речной техникум (когда-то он учился в речном училище). Валентин, в отличие от отца, решил строить земной рай - коммунизм. Он стал большевиком и чекистом. Его отряд, гоняясь за скрывшимися белыми офицерами, прибыл в Раифский монастырь. Офицеров так и не нашли, тогда решили сорвать зло на монахах, начали бесчинствовать в храме. На помощь монахам, которые успели известить о налете колокольным звоном, прибежали жители соседних деревень и расправились с чекистами. Так за одну трагическую ночь Валентин стал легендарной личностью, с которой полагалось "делать жизнь". Ему и его товарищам неподалеку от места их гибели поставили памятник, который простоял вплоть до недавнего времени. Сейчас на его месте установлен крест - знак примирения, это сделано в память всех жертв гражданской - и чекистов, и тех, кого они репрессировали как "врагов народа". По правде говоря, слабо верится в возможность примирения добра и зла, света и тьмы, палачей и их жертв. Наверное, это мудро - не раздувать потухший костер, но и забывать о преступлениях против народа нельзя. У Виктора Несмелова в его рассуждениях о природе зла очень точно об этом сказано. Кстати, вероятно, Виктора Ивановича терзала не только скорбь о ранней гибели первенца, но и то, что именно благодаря почитаемому церковниками имени Несмелова монахи доверчиво распахнули ворота…

Однако так вышло, что именно память о Валентине спасла пожилого ученого от трехлетней ссылки в Казахстан, к которой его приговорило Особое совещание ОГПУ в 1932 году. В глазах чекистов он был не только контриком-богословом, но и отцом героя-чекиста. Профессора обвинили в создании контрреволюционной религиозной организации, но, продержав трое суток, выпустили из-за болезни. Реабилитировали его только в 1992 году. Надо сказать, что во время следствия Несмелов не скрывал своих убеждений: заявлял, что не принимает материализма, что является сторонником "христианского социализма", Маркса, на которого большевики молились как на икону, не только не причислял к философам, но и считал ординарным бюргером по духу, впрочем, и Ленин как теоретик не вызывал у него почтения…

Последние годы, а скончался Виктор Иванович в июне 1937 года от хронического воспаления легких, он провел в кругу родных и друзей. Он успел порадоваться внуку, успехам сыновей, до последних минут сохраняя светлый и добрый взгляд на мир, взгляд мудреца и философа. Похоронен Несмелов на Арском кладбище. Долгое время как памятник славному казанцу сохранялся его дом - №52 на улице Достоевского. Почитатели Виктора Ивановича и знатоки истории вынашивали различные планы сохранения здания для потомков, но ни один из них не удалось реализовать. Зато сейчас по радио гоняют рекламу: продаются квартиры в новом доме - Достоевского, 52. Виктор Иванович был старик незлобивый, скорее всего, он махнул бы рукой, узнав о сносе дома: "Бог с ним". А вот мы потеряли еще один исторический памятник. Наши власти мечтают сделать Казань туристическим центром, но, боюсь, экскурсии будут странные: " На этом месте когда-то стоял…"

Сыновья

Говорят, на детях гения природа отдыхает. К семье Несмеловых это не относится. Впрочем, о судьбе второго сына, Ивана, известно мало. Он был учителем в Благовещенске, рано умер. А вот третий сын, Владимир, оставил след в истории Великой Отечественной войны. Владимир Викторович, талантливый химик, в военные годы командир огнеметного батальона, разработал зажигательную смесь, с помощью которой подрывали немецкие танки. Не раз мы видели в старых советских лентах, как, поднимаясь навстречу танкам, храбрые бойцы бросали под днище взрывное устройство, останавливая атаку. Только вот не знали, что ученый, вложивший в руки наших военных такое простое и эффективное средство, ходил по одним улицам с нами. Он не спеша пересекал улицу Карла Маркса, направляясь из дома (К.Маркса, д.59) в КХТИ, где он преподавал после войны. Среди тех, кто нынче работает на казанских предприятиях, немало его учеников. Но лишь немногие из них знали, что за изобретение зажигательной смеси их преподавателя наградили орденами Боевого Красного Знамени и Отечественной войны второй степени.

Ну а младший сын Виктора Ивановича, Андрей, увлекся физикой. Причем он, кандидат физико-математических наук, был занят в одном из самых увлекательных и перспективных направлений, разрабатывавшемся в середине прошлого столетия. Вместе с Борисом Козыревым Андрей приступил к изучению электронного парамагнитного резонанса, как говорится, "стоял у истоков". Руководил этими работами Евгений Завойский. По достоинству оценить значение их трудов поможет высказывание академика АНТ Кева Салихова, ученого с мировым именем: "Порой зарубежные коллеги с трудом представляют себе, что за город такой - Казань, но когда объяснишь им, что это родина парамагнитного резонанса, все проникаются уважением и понимающе кивают".

Внуки

Сначала о тех, кто продолжил в династии изучение естественных и точных наук. Сын Андрея Викторовича, Евгений, доктор физико-математических наук, членкор

РА инженерных наук, работал в НПО-ГИПО. Младший сын Владимира, Юрий, тоже тяготел к точным наукам и технике, он был ведущим инженером в СКБ компрессоростроения.

Но, как и следовало ожидать, среди потомков Виктора Ивановича непременно должны были обнаружиться гуманитарии. Старшего сына Владимира, Олега Владимировича Несмелова, доктора исторических наук, политолога, действительного члена Российской академии политической науки, знает, что называется, "вся Казань". Он известен не только в научных кругах, но и на предприятиях, в школах, в организациях. В то время, когда у нас работало общество "Знание", все старались "заказать" выступление Несмелова. Он умел очень точно и ярко рассказывать о самых сложных категориях. Что и не удивительно, должен же был передаться дедовский дар! Но как вспоминал Олег Владимирович, именно известность деда едва не стоила ему аспирантуры. Когда в КГУ решали, принимать ли его, некоторые были против: "Его дед - такой сукин сын!" Но в итоге все-таки приняли, ведь помимо деда были еще в семье герои - отец и дядя. Олег Владимирович преподавал в КГФЭИ, в КГВИ, сейчас он - профессор Академии государственного и муниципального управления при Президенте РТ. Научные интересы Олега Несмелова лежат в сфере исследования международных отношений.

Несмеловы - Геллер

А женат Олег Владимирович был на удивительной женщине, Татьяне Александровне Геллер, доценте КГПИ, педагогическая деятельность которой - пример того, как много может сделать для своих соотечественников и для республики один талантливый человек. Татьяна Александровна не только блестяще преподавала зарубежную литературу, она еще и создала кружок эстетики, выпускники которого несли мировую художественную культуру школьникам республики. Со временем в институте на базе кружка даже соответствующую кафедру открыли.

Татьяна Александровна в педагогическом вузе работала волшебницей. Большей частью занималась с девочками "из глубинки", которых она за руку вводила в мир Прекрасного. Представляете, каким подарком стали молодые специалисты, прошедшие школу Геллер, в деревнях, где из всех учреждений культуры - один клуб, да и тот на замке?

А каким принципиальным человеком она была! Умница и отличница, она на последнем курсе бросила КГУ, протестуя против того, что с факультета "ушли" по идеологическим соображениям любимую студентами преподавательницу. Еще школьницей в самый разгар кампании против космополитизма, она, получая паспорт, выбрала еврейскую фамилию отца, а не русскую - матери, как ей советовали. Кстати, мать Татьяны Александровны, Ольга Михайловна Мукосеева, также занималась наукой, она была профессором КГМИ. Общение с Геллер было для студентов "воспитанием чувств", именно такой, на их взгляд, должна быть Женщина: мудрой и ироничной, открытой и доброжелательной.

Татьяна Александровна стала легендой еще при жизни, остается ею и до сих пор. И если бы ее продвинутых выпускниц попросили выбрать для КГПИ "лицо вуза", они назвали бы Геллер. Татьяна Александровна сделала для татарстанской школы больше, чем целые кафедры с их научными изысканиями.

Правнуки

Гуманитарную традицию в семье продолжает дочь Олега Владимировича и Татьяны Александровны - Ольга, доктор филологических наук, профессор КГУ. Она специализируется на американской литературе, и весьма успешно. Ее собственные дочери тоже филологини. Катя - аспирантка, Саша - первокурсница филфака КГУ.

Еще одна правнучка - Марина, дочь Юрия Владимировича, тоже гуманитарий, она - политолог, кандидат наук, преподает в Казанском университете.

А вот Юрий, сын Евгения Андреевича, - физик, кандидат физико-математических наук, сейчас он работает в США, в университете Миннесоты.

Вклад, который внесла в науку, в общественное сознание одна только династия Несмеловых, впечатляет. История, конечно, лучший судья, который всем воздает по заслугам. Но и мы должны больше знать о наших славных земляках. Это придает веру в приоритет добра, который утверждал Виктор Иванович Несмелов.
33
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии