06.10.2010 Общество

Корабелы Казани

Название Адмиралтейская слобода знакомо всем казанцам, но мало кто знает, что некогда в нашем городе делалось до половины всех судов российского военного флота. В преддверии Дня ВМФ вспомним некоторые эпизоды из истории казанского судостроения.

Школа кораблестроения

Строительство русского флота было заветной мечтой Петра I. 18 июля 1709 года в наставлении, можно сказать, главному конструктору отечественных кораблей - капитану Феодосию Моисеевичу Скляеву царь приказывает "немедля послать в Казань из лучшева подмастерья, который бы мог приуготовлять корабельные леса от 80 до 48 пушек". И с началом создания Балтийского флота Скляев направил на верфи Казани лучших своих учеников.

Одним из первых получил назначение в наш город Мокей Черкасов, который строил здесь быстроходные, маневренные шнявы (на рисунке; их называли еще малыми фрегатами). Имея две-три мачты с прямыми парусами, они могли двигаться и на веслах и несли до восемнадцати пушек. Мокей Черкасов вошел в историю как видный отечественный галерный мастер "бригантин нового манера". Такие скампавеи имели несколько пушек и вмещали до 150 гребцов и солдат-десантников. Интересно, что в 1716 году в Казани Мокей Черкасов построил 15 разборных скампавей, которые предназначались в качестве подарка союзной Дании.

Подростком начал плотничать на казанской верфи будущий галерный мастер Андрей Алатчанинов, а потом под руководством Мокея Черкасова и сам начал строить суда. В 1719 году им были построены вооруженные мелкокалиберной артиллерий одномачтовые "Принцесса Елизавета" и "Принцесса Наталья", которые вошли в состав Каспийской флотилии и участвовали в Персидском походе 1722-1723 годов. В 1720-м ученик 1-го класса Алатчанинов был направлен в Санкт-Петербург на Галерный двор в помощь галерному мастеру-венецианцу, чтобы научиться у него строить галеры на "венецианский манер". А в 1731 году Андрей Алатчанинов принял в свое ведение Киевскую верфь. До того в истории отечественного кораблестроения не было случая, чтобы столь молодому человеку присваивали звание галерного мастера, да еще и ставили во главе верфи. За особые заслуги в постройке судов для гребного флота Алатчанинову был присвоен ранг бригадира - небывалый случай для галерных мастеров, да притом еще и выходца из народных низов.

Казанские леса

Расширяя владения России на Восток, в частности, собираясь воевать с Персией, Петр I избрал Казань базой для строительства Каспийского флота. В 1718 году последовал его высочайший указ об основании в Казани адмиралтейства. Для строительства здания адмиралтейства было выбрано место на левом берегу в устье реки Казанки у татарского села Бишбалта ("Пять топоров"). На пустынной пашенной земле Зилантова Успенского монастыря возвели семь эллингов, корпуса материальных и провиантских складов, лесные сараи, казармы, чертежную и шлюпочную мастерские. Так и возникла большая Адмиралтейская слобода мастеровых людей. Также верфи разместили в Верхнем и Нижнем Услонах.

В 1722 году, отправляясь в Персидский поход и остановившись на пути из Москвы в Астрахань в Казани, Петр I основное внимание уделил адмиралтейству. Будучи сам корабельным мастером, он лично все осмотрел, вникая в мельчайшие подробности строительства судов. Казанское адмиралтейство тех лет было солидным предприятием, использовавшим многие технические новшества и достижения инженерной мысли передовых кораблестроительных стран - Англии, Голландии, Франции.

Одно время главным кораблестроителем в Казанском адмиралтействе был сподвижник Петра - высокоэрудированный Филипп Петрович Пальчиков. Несколько лет главным кораблестроителем в Казани был Гаврила Авдеевич Меншиков, чьими стараниями в состав Каспийской флотилии было включено более ста судов. К началу 60-х годов XVIII века из корабельных мастеров в сарваеры бригадного ранга был произведен Иван Степанович Рамбург, сын француза - учителя танцев при дворе Петра I. Иван Рамбург стал главным кораблестроителем Казанского адмиралтейства. В 1763 году его произвели в генерал-майоры и уволили в отставку со следующим чином "генерал-лейтенанта".

Казань оставила след и в судьбе двух российских адмиралов того времени. Упоминая их, отметим, что участник Персидского похода Джон Белл был в восхищении от казанских лесов: "Находящиеся на Полдень и Запад леса столько изобилуют дубами, что можно б из них построить для всего света корабли". Именно для заготовления корабельного леса в марте 1754 года был послан в Казань капитан 3-го ранга и будущий адмирал Григорий Андреевич Спиридонов (1713-1790). Другой будущий адмирал, командующий Балтийским флотом и полярный исследователь Василий Яковлевич Чичагов (1726-1809) в 1758 году, будучи капитаном 2-го ранга, также был послан в Казанское адмиралтейство для "освидетельствования леса для нужд корабельных верфей".

Для борьбы с пиратами

Среди судов, производимых на казанских верфях, были совсем немалые. В 1778-1798 годах здесь были построены пять 14-пушечных и три 20-пушечных фрегата для Каспийской флотилии. Кораблестроителями В.Д.Власовым, Е.И.Кошкиным, А.П. Антипьевым в Казанском адмиралтействе с 1793 по 1816 годы были заложены и построены для Каспийской флотилии шесть бомбардирских кораблей. Главным оружием этих судов были мортиры и гаубицы крупного калибра, способные перебрасывать зажигательные снаряды (бомбы) через крепостные стены. Так, бомбардирский корабль "Вулкан" участвовал в войне с Персией 1803-1813 годов.

В 1807-1820 годах среди прочих судов были спущены на воду 35-метровые корветы "Казань", "Ариадна" и "Геркулес" с артиллерией из шестнадцати 24-фунтовых каронад. Они вошли в состав Каспийской флотилии и отличились в разведывательных и крейсерских операциях. Например, корвет "Казань" в 1819-1821 годах участвовал в военно-исследовательской экспедиции Н.Н.Муравьева-Карского к юго-восточному берегу Каспийского моря.

Для охраны судоходства по Волге в Казанском адмиралтействе были построены 18 малых парусно-гребных гардкоутов (от французского gardekote - береговая стража). Первые из них были спущены на воду 20 июня 1797 года. Как гласило указание Адмиралтейств-коллегии: "Для прекращения разъездов по реке Волге разбойничьих партий повелеваем построить в Казани девять легких гребных военных судов". В 1829 году был сформирован Гардкоутный экипаж Главного управления путей сообщения. Он состоял примерно из 300 человек, обслуживавших 28 вооруженных шлюпок и разделенных на три небольших отряда. Штаб этой военно-полицейской флотилии находился в Казани. Гардкоуты крейсировали по Волге, Каме, Вятке, Оке, Суре и другим рекам.

Вопрос об упразднении Казанского адмиралтейства был поднят в конце 20-х годов XIX века ввиду неудобства проводки больших морских судов из Казани до Каспия. Решено было строить суда в Астрахани. В 1829 году Казанское адмиралтейство было упразднено. Вниз по Волге на баржах было доставлено все оборудование верфи и адмиралтейских мастерских. Вместе со всем этим имуществом из Казани прибыли и опытные судостроители.

За годы своего существования Казанское адмиралтейство построило 7 бомбардирских кораблей, 9 фрегатов, 4 корвета, 5 бригов, 4 люгера, 7 шняв, 2 бригантины, 10 гекботов, 13 гукоров, 52 шмака, 12 галиотов, 46 гардкоутов, 2 канонерские лодки и много других мелких судов разного рода. А это значит, что чуть ли не половина кораблей российского флота того времени была построена и спущена на воду в Казани, а казанские корабелы внесли весомый вклад в историю российского военно-морского флота. В наши дни традиции Адмиралтейской слободы достойно продолжают корабелы Зеленодольска.
26
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии