Расширенный поиск...
О сайте
Выпуск: 17.03.12 | Экономика
Главная » Экономика » Ледниковый период малого бизнеса

Ледниковый период малого бизнеса

Ледниковый период малого бизнеса
Выпуск: за 17 2012 года
Рубрика: Экономика

Автор: Сергей Никифоров, генеральный директор компании «ФБК Поволжье», заслуженный экономист России и Татарстана

  За более чем 20-летний опыт работы в малом бизнесе (МБ), я не помню года, когда тема поддержки и развития малого предпринимательства не была среди наиболее часто обсуждаемых в обществе и декларируемых в качестве приоритетных для органов госвласти и управления. Но в последние годы как-то все притихло, а дальнейшие события показали, что для МБ настают трудные времена. Такой своеобразный «ледниковый период». Причем на уровне субъектов это как-то не ощущается, скорее наоборот, внимание малому бизнесу, по крайней мере руководство субъекта, по-прежнему уделяет, ведь оно объективно заинтересованы в развитии МБ, но вот что касается так называемого федерального центра...


На каком основании можно сделать такой вывод?

1. Сколько ни говорилось об этом, но система федерального законодательства до сих пор не учитывает различий между очень крупными и очень малыми предприятиями в части нормативных требований к организации их деятельности. Единственным исключением стало введение специальных режимов налогообложения МБ, но и это в значительной степени «дезавуировало» наше государство, отменив для МБ льготный порядок уплаты ЕСН.

Простой пример. Многие предприятия МБ работают в офисах, ничем не отличающихся от обычной городской квартиры – освещение, электрические розетки, оргтехника. Но если к вам придут проверяющие из Ростехнадзора или другой инстанции, то вы узнаете, что требования к вашему офису ничем не отличаются от требований, предъявляемых, например, к КамАЗу.

Перечень требований, если взять все надзорные органы, составит десятки страниц. Как сказал один проверяющий – «Дома лампочку вы сможете сами заменить, а в офисе заключайте договор со специализированной организацией». И ведь к проверяющим претензий нет! Они делают свою работу. Законы у нас просто такие. Но вот только не заберут ли в психиатрическую лечебницу предпринимателя, который будет на полном серьезе осуществлять проведение испытаний и измерение параметров электролампочки или составлять графики профилактических испытаний розеток и планово-предупредительного ремонта монитора компьютера?

А ведь грядут новые законы, еще больше ужесточающие требования к предпринимательству. В частности, планируется многократное увеличение штрафов за нарушение экологических требований, а эти требования касаются не только какого-то реально вредного воздействия на окружающую среду, но и всякого рода писанины по установленным формам, разработки и согласования всяких замудренных лимитов и нормативов, не имеющих ничего общего с реальной борьбой за экологию.

И это опять будет касаться не только всех предприятий, но и частных предпринимателей, чьи отходы ограничиваются корзиной мусора в неделю. Предприниматель, как правило, и договор имеет со специализированной организацией на утилизацию этой корзины, и аккуратненько складирует этот мусор в специальные контейнеры, но писанины и беготни при этом получает на уровне какого-нибудь нефтехимического комбината. Не захочет заниматься писаниной, эта корзинка мусора будет считаться сверхнормативной с уплатой соответствующих штрафов. Пока штрафы небольшие, и многие предприниматели предпочитают их платить (не за экологический вред, а за нежелание заниматься безумной писаниной!). А если штрафы вырастут в разы?

А если вспомнить кошмарный 94-ФЗ для организаций, оказывающих услуги организациям госсектора? А аттестацию рабочих мест, обязательные медицинские осмотры за счет средств работодателя и иные мероприятия по охране труда? Эти, в общем-то правильные и грамотные документы, уместные для нормального предприятия, на котором работают сотни и тысячи работников, представляются нелепыми на предприятиях, где число сотрудников зачастую не превышает несколько человек. Вообще-то к чему ведет этот запредельный уровень нормативных требований к малому бизнесу? На практике кто-то из предпринимателей пытается хоть как-то соответствовать им, тратя неадекватно свои средства и время, но зачастую и это не помогает перед проверяющими, кто-то надеется «авось», а кто-то, мимо кого этот «авось» пролетел, решает проблемы всем известным способом. Может быть на это нацелена вся эта система запредельных требований?

2.  Наиболее болезненной для МБ в последнее время стала отмена ЕСН с 2010 года. Значительная часть МБ, имея в качестве основной статьи затрат заработную плату, работала на упрощенной системе налогообложения и платила 14% с фонда оплат труда. Отмена ЕСН и перевод на увеличенную ставку отчислений в 34% (рост более чем в 2,5 раза!) во внебюджетные государственные социальные фонды поставила под вопрос если не целесообразность дальнейшей работы многих предприятий МБ, то, по крайней мере, создала четыре большие проблемы.

Первая – государство фактически лишилось целой группы плательщиков налогов в бюджет (нет прибыли – нет поступлений в бюджет).

Вторая – государство фактически отказалось от того, что было действительно его большим достижением за последние годы – единой системы федеральных налогов и сборов, выведя отчисления в социальные фонды из действия Налогового кодекса или, иначе говоря, из-под действия единых принципов налоговой системы в стране.

Третья – значительная часть МБ лишилась средств для инвестирования в собственное развитие, повышения эффективности своей работы и в создание тех же, новых рабочих мест. Это особенно «актуально», учитывая вступление России в ВТО.

Четвертая – уход в «тень», снова стал для многих предприятий МБ единственным выходом выживания на рынке. И никакое администрирование здесь не поможет, потому что в бизнесе баланс должен как минимум сходиться, да и жить на что-то надо.

Что самое неприятное во всей этой истории с отчислениями от фонда оплаты труда – это то, что мы опять столкнулись с официальной неправдой.

Что нам говорят СМИ и большие люди с официальных трибун? Что перешли с ЕСН на страховые взносы в социальные фонды с 2010 года. Что малые предприятия производственной и социальной сферы получили право уплачивать взносы по пониженной ставке, а с 2011 года – неторговые предприятия МБ, без упоминания исключений, стали пользоваться этой льготой.

Но дело обстоит вовсе не так. Перед отменой ЕСН в конце 2010 года пошел шум в предпринимательской среде. В результате был наспех составлен произвольный перечень 36 льготных видов деятельности со льготной ставкой отчислений в 20%, куда вошли такие актуальные для малого бизнеса виды деятельности, как, например, управление недвижимым имуществом. Иначе говоря, разработчики закона подменили льготную категорию плательщиков взносов в социальные фонды (малые предприятия, применяющие упрощенную систему налогообложения), бессистемным набором льготных видов деятельности. Получается, что льготы теперь можно представлять не категориям плательщиков, а практически индивидуально, например, по виду деятельности «сборщики орехов». Понятно, что шум не унимался, и весной 2011 года на самом высоком уровне всех успокоили: решение найдено, неторговый малый бизнес с 2012 года будет платить пониженные ставки взносов. Однако 3 декабря 2011 Президентом РФ был подписан 379-ФЗ, и в результате принятия этого закона, перечень счастливчиков, уплачивающих взносы в социальные фонды по льготным ставкам, с 2012 г. дополнили всего три таких важнейших вида деятельности МБ, как производство гнутого стального профиля, коих всего производителей в России в интернете можно найти в количестве 22 штук, производство стальной проволоки и розничная торговля фармацевтическими и медицинскими изделиями, а всем остальным (и малому и большому бизнесу) ставку снизили с 34 до 30%. Попутно, верхнюю границу базы начислений страховых взносов подняли до 512 тыс. рублей в год (в 2010 году было 415 тыс. рублей) и ввели дополнительный налог в 10% с сумм, которую превышают эту границу. В итоге многие предприятия МБ производственной сферы, не вошедшие в список льготников с гнутым профилем, стали платить отчислений в фонд оплаты труда в 2012 году еще больше, чем в 2011 году! Нетрудно увидеть, что данные поправки в законодательстве явно диссонируют с поручением Президента о разработке мер по облегчению положения субъектов МБ по уплате отчислений в социальные фонды. Что, впрочем, не помешало Д.Медведеву подписать закон.

Только не знающий природы бизнеса может думать, что увеличение налоговой нагрузки вызовет пропорциональное увеличение сборов. Чем меньше бизнес, тем в меньшей степени можно надеяться на увеличение собираемости налогов, особенно если увеличение ставок налогов ставит под вопрос выживаемость бизнеса. Это нефтяную трубу и крупный завод никуда не спрячешь, а малый бизнес, как говориться, из праха вышел, в прах и обратно…

Не надо забывать и о том, что МБ, кроме экономической составляющей несет и важную социальную нагрузку, хотя бы с точки зрения самозанятости населения и, прежде всего, женской его части. И с этой точки зрения еще более странным кажется подход законодателей к установлению дифференцированных тарифов отчислений в социальные фонды. По нескольким предприятиям с гнутым металлическим профилем, где женщин раз-два и обчелся – льготы есть, а для, например, 4,5 тысяч аудиторских компаний, являющихся малыми предприятиями, применяющими упрощенную систему налогообложения и в которых, по данным Минфина России, около 80% работающих – женщины, тарифы отчислений на уровне нефтегазового сектора.

Не так давно, наш Премьер-министр, на встрече со студентами Томского политехнического университета на вопрос о возможности отмены подоходного налога со стипендий ответил вопросом на вопрос: «Каковы принципы функционирования налоговой системы в развитой рыночной экономике? На сколько допустимо делать исключении и не несёт ли это ущерб налоговой системе?» Заочно продолжая эту дискуссию, попробуем логически продолжить перечень вопросов:

 А не нанес ли ущерб налоговой системе страны вывод платежей в социальные фонды из единой федеральной системы налогов и сборов?  А не наносит ли ущерб налоговой системе возможность произвольного установления льгот без какого-либо экономического обоснования и вне увязки с определенной категорией плательщиков?

Почему среди малых предприятий сферы материального производства, подпадающих под упрощенную систему налогообложения, одни платят отчисления в социальные фонды по льготным ставкам, а другие по максимальным? Это еще не говоря про тот факт, что предприятия, имеющие хотя бы косвенное отношение к IT-услугам, платят вообще по суперльготным тарифам – 14%. Так что, может действительно необходимо разобраться?

3. Архаичность и несправедливость существующей пенсионной системы и отсутствие видения ее реформирования. Все ли знают, что источником, например, материнского капитала является Пенсионный фонд? Мы, конечно, не против этих выплат, но неужели нельзя было их источник определить из другой бездефицитной статьи расходов бюджета? И деньги за нефть и газ исправно в казну поступают, и бюджет был раньше профицитом, но нет, дефицит средств в Пенсионном фонде не стал препятствием для появления новой статьи расходов в нем. Вообще, по Пенсионному законодательству немало вопросов. Кто знает, например, что граждане, достигшие пенсионного возраста по старости, вовсе не преобладают в числе получателей средств из пенсионного фонда?

А почему выкинули из накопительной системы граждан родившихся до 1966 года? Ведь это сегодняшние руководители предприятий, успешные, состоявшиеся, еще не старые люди, которые платят (и немалые!) отчисления от своей зарплаты. Какую пенсию будут они получать?

Боюсь, что представления о пенсионной системе и социальной справедливости у государства и многих его граждан могут быть разными. Любой интересующийся может найти в интернете порядок расчета пенсий и увидеть, что хоть пятьдесят тысяч в месяц показывай официально зарплату, хоть миллион – на размер будущей пенсии это особо не повлияет, как, впрочем, и стаж работы.

Так что наша пенсионная система подсказывает предпринимателю – вот тебе потолочек твоей заработной платы, при которой ты получишь потом максимальный уровень пенсии (весьма, кстати, скромный), а если будешь показывать зарплату больше, то в глазах окружающих его коллег будешь казаться полным идиотом. А пока думай, за счет каких средств будешь платить налоги за свое жилье и кусок земли и расходы по жилью покрывать, да и кушать пенсионерам ведь тоже хочется.

Не только размер отчислений в социальные фонды, но и сам «конечный продукт», исходящий от этих фондов, выступает мощным демотивирующим фактором для предпринимателей, как то размер будущей пенсии по сравнению с суммами отчислений в пенсионный фонд, качество медицинских услуг, порядок и размер оплаты больничного листа. 

4. Трудовой кодекс. То, что кажется большим социальным достижением – абсолютизация прав работника, является обстоятельством, зачастую играющим против самого же работника. Это отсюда возникает соблазн у недобросовестных работодателей либо выплачивать зарплату в конверте, либо вообще не оформлять трудовые отношения.

Как-то, несколько лет назад, один работник у нас взял некую сумму под отчет и пропал, оставив свою трудовую книжку. А через 8 лет появился, с «группой поддержки» в лице адвоката, представителей Прокуратуры и Федеральной инспекции по труду - с требованием вернуть ему трудовую книжку и заплатить за восемь лет якобы вынужденного простоя. Мне еще несколько месяцев пришлось доказывать проверяющим, что я не верблюд. Еле-еле удалось отбиться. А более всего поразил объем нормативной документации, на который ссылались проверяющие, вплоть до какого-нибудь постановления ВЦСПС сорокалетней давности, требования которого до сих пор надо знать и выполнять. Или вот еще пример. Принятый вновь работник вправе через 6 месяцев потребовать отпуск. При этом отпускные работник получит исходя из как бы отработанного года целиком. И если он на следующий день после выхода из отпуска решит уволиться, то переплаченные отпускные работодатель никогда не получит обратно, как, впрочем, и незаработанные деньги, которые работник может получить по ошибке (ошибка бухгалтера, сбой компьютера и т.п.). И таких примеров, ущемляющих права работодателя достаточно. А ведь в малом бизнесе, как правило, сам работодатель и является главным работником, пашущим за себя и за других.

Складывается впечатление, что разработчики Трудового кодекса знали только одну организационно-правовую форму – государственное учреждение. Иначе, как объяснить, что работодатель, частная организация, должна оплачивать ученический отпуск, если получение работником образование не связано с профилем деятельности работодателя.

Например, работник риэлторской фирмы пошел учиться на ветеринара. Это же государство гарантирует право на образование – так пусть оно и оплачивает ученический отпуск, тем более, что работник после получения диплома явно собирается искать новое место работы по новому профилю.

Почему частное предприятие обязано представлять дополнительные оплачиваемые дни отпуска за выполнение работником того, чего не относится к его уставной деятельности? Почему частная организация, чтобы прекратить трудовые отношения с работником, должна подводить его под сокращение и платить ему среднюю зарплату за 2 месяца (а некоторые ушлые работники по другому и не соглашаются увольняться)? А вот сам работник вправе уволиться всего через 2 недели подачи заявления. Он 30 декабря напишет заявление, и ищи ему замену в новогодние каникулы, как хочешь.

Ну, и так далее…

Но мы живем в России, где как известно, строгость законодательства компенсируется необязательностью его выполнения. А необязательность выполнения с чем ходит рука об руку? С тем явлением, с которым громогласно пытаются бороться в последнее время с самых высоких трибун. Но мы, то знаем, что выбора нет – либо прекращение предпринимательской деятельности в связи с запредельным уровнем нормативных требований, либо… Так что, одним из факторов почему малый бизнес в России еще работает, это то что предприниматели плохо знают наше законодательство.

5. В течение нескольких последних лет серьезнейшей демотивацией в развитии предпринимательства является дискуссия о введении налога на недвижимость. На сегодняшний день нет решения о том, когда его введут, какая будет реальная ставка, как будет определяться рыночная стоимость недвижимости. Но над кое чем уже можно задуматься. Уже известно во сколько раз вырастут платежи в тех регионах, где уже попробовали в тестовом режиме просчитать налог на недвижимость. Кроме того, многие знают, как определяется кадастровая стоимость земли в городах и во сколько раз она превышает рыночную стоимость. Не будет ли того же с рыночной оценкой недвижимости?

В условиях, когда из-под налогообложения будет выведена, как уже сообщалось, часть недвижимости по социальным нормам, не станут ли владельцы квадратных метров, превышающих параметры «хрущоб», дойными коровами для местных бюджетов?

Любой предприниматель, это аксиома, занимается бизнесом, прежде всего исходя из стремления повысить уровень своего личного благосостояния. А в списке наиболее ценных для него атрибутов благосостояния, безусловно, первое место занимает свой дом, как правило, за городом – для себя, для своей семьи, для своих детей. Этакие мечты идиота о родовом гнезде.

И вот представьте теперь, к чему стремиться предпринимателю, если основной итог его предпринимательской деятельности, его жизни, будет облагаться до 2% в год от непонятно как определенной рыночной стоимости. А ведь квадратные метры за городом – это совершенно другая вещь, чем в городе. Подсчитайте сами. Не самая большая площадь дома за городом 200 квадратов. Помножьте на средненькую цену тысяч в 50 рублей за метр, поделите на количество месяцев в году и получите 16 666 руб. в месяц (и это еще без учета земли, которая тоже войдет в понятие недвижимости и будет облагаться по единой ставке). Приплюсуйте сюда еще стоимость газа и электричества, которая постоянно растет. Сравнили со своей будущей пенсией? Похожая ситуация, по сообщениям СМИ, была не так давно в одной из прибалтийских бывших союзных республик. В разгар финансового кризиса власти одного из районов резко увеличили налог на недвижимость. Так жители побросали свою недвижимость и уехали в Евросоюз. Казалось бы, экспроприация 1917 г. чему то научила, но нет, вот и еще маячит на горизонте что-то смутно знакомое по учебникам истории.

Хотим мы этого или нет, но в законе о введении налога на недвижимость нужно будет ответить на неприятные вопросы. Например, человек трудился, получал достойную зарплату, отчислял также налоги, а государство, на сегодня, может дать весьма скромную пенсию (как пишут наши СМИ, на уровне 9% по высокооплачиваемой категории работников). Так будут ли, по аналогу с налогом на имущество, освобождаться пенсионеры от уплаты этого налога? А если работающий гражданин, имеющий несовершеннолетних детей, стал, не дай Бог, инвалидом? А если несовершеннолетние дети, тьфу-тьфу, остались сиротами? Что будет с уплатой налога на недвижимость?

Вообще-то природа этого налога опять как-то не умещается в логические рамки. Человек работал, платил налоги со своих доходов и обустроил на свои средства для себя среду обитания. Логично, если бы налог на недвижимость взимался при продаже и наследовании, т.е. плательщиком выступал бы продавец и наследники. Но, похоже, это вариант уже заблокирован. Как известно, в нашей стране все наследники, даже многомиллиардных долларовых состояний освобождены от налога на наследство. Так что отдуваться за всех наследников придется владельцам домиков в деревне. Это справедливо? И может быть уже пора пугать общество обсуждением последствий введения этого налога и определиться с его параметрами и перспективами его принятия? 

6. Существенным фактором, сдерживающим развитие предпринимательства, являются ограниченные возможности регионов. Более логичным было бы сохранение всех поступлений от малого бизнеса в регионах, администрация которых гораздо больше, чем федеральный центр, заинтересована в развитии предпринимательства. Ведь это и налоговые поступления, которые для отдельных районов какой-нибудь области могли бы стать основным источником пополнения бюджета и механизмом обеспечения занятости населения. Давайте помечтаем.

Нужны субъекту федерации рабочие места – даешь льготы малому бизнесу! Встали на ноги – можно в меру и бюджет пополнить.

Но нет, вертикаль власти и централизация финансовых ресурсов в федеральном центре этого сделать не позволяют. Причем, самое интересное, что и проблемы предпринимательства, о которых идет речь, создали то ведь не субъекты федерации, а это продукт деятельности федерального центра.

7. Наращивание государством социальных обязательств – повышение зарплат работникам бюджетной сферы, а также военнослужащим, сотрудникам полиции и т.д. объективно является демотивирующим фактором для тех, кто хотел бы заняться предпринимательством. Никто не спорит, что и пенсии надо повышать и зарплаты бюджетникам, но все ведь взаимосвязано.

Кто помнит, в начале девяностых предприниматель, открывший киоск, уже считался состоятельным человеком и те же врачи, учителя и военнослужащие уходили в бизнес, надеясь обеспечить себе хоть какой-то уровень жизни.

Сейчас, когда зарплата простого лейтенанта резко стала приближаться к 50 тыс. рублей, человек еще сто раз подумает, а нужно ли ему идти в это предпринимательство с его постоянным риском и стрессом. Ведь выйти на ежемесячный личный доход в бизнесе на уровень тех же 50 тысяч, ой как непросто. А действующий предприниматель подумает, а нужно ли его детям продолжать семейный бизнес, если можно найти более стабильные и спокойные варианты получения доходов. 

8. Еще одним фактором, объясняющим недостаточное внимание к предпринимательству, как к социальной группе, как к электорату, возможно, является следующее.

Нынешние доходы от экспорта сырья позволяют еще принимать решения по наращиванию социальных обязательств, и, соответственно, получить поддержку той или иной многочисленной социальной группы. Реальное же количество предпринимателей - за минусом наемных работников частных предприятий и тех предпринимателей, которые торгуют, например, макаронами на рынке - вряд ли превысит несколько процентов от общего числа населения в России. То есть это не тот электорат, который может реально повлиять на судьбу каких-то выборов. И кого реально власти будут лелеять и холить, как залог своего выживания в любой ситуации? Что они и делают, забывая, однако, уроки истории, когда надеялись, что экономику смогут вытянуть крупные предприятия.

Нефтяные и газовые деньги когда-нибудь кончатся или уровень их поступлений резко сократится. В такой ситуации высокий уровень социальных обязательств государства вкупе с достаточно низким уровнем самозанятости населения могут привести к серьезным проблемам в стране.

Самое печальное во всем этом то, что действительно никто не предлагает конкретных выходов из сложившейся ситуации, хотя, если взять ту же Польшу, очевидно, что страны, уделяющие достаточное внимание малому и среднему бизнесу, значительно легче переносят последствия кризиса.

По данным Левада-центра основные протестные настроения сегодня исходят от людей старше 45. Как-то по «Эху» была передача «Особое мнение» с Дмитрием Быковым, и там прозвучал тезис о том, что этому поколению страшно подумать, что жизнь вот так и закончится на сегодняшнем дне, что ничего до конца их жизни не изменится. И это, в какой-то степени объясняет наличие протестных настроений у определенной части общества, которая хочет надеяться на то, что в жизни еще могут произойти какие-то перемены. В обществе нет единого понимания этого будущего. Такое понимание должно прийти, скорее всего, в результате неких дискуссий внутри общества, выстраивания обратной связи власти и общества. И вряд ли здесь помогут митинговые страсти или манипуляции с обществом со стороны различных политических сил.

Предприниматели, по своей сути, народ очень консервативный. Для них важнее всего не играть в политику, а обеспечить стабильные и долгосрочные условия для развития, гарантированность сохранения и преумножения своей собственности. Но сначала надо эти условия создать! И это естественная задача государства, ответственной власти.

Попробуем представить, какие первоочередные меры могут хоть как-то поддержать малый бизнес на плаву, восстановить ранее существовавший относительный консенсус и дать надежду предпринимателям на наличие перспектив работы в собственной стране, ведь для многих – это единственный вариант так называемого «социального лифта», единственный шанс выбиться «в люди»: 

1. Утвердить закрытый, то есть исчерпывающий, перечень вредных и опасных производств, выполнение требований техники безопасности и прочих требований в которых будет по-прежнему строго регламентировано для всех юридических лиц. Для всех остальных видов производств и, тем более, услуг предусмотреть упрощенные регламенты. Дать соответствующим ведомствам 6-месячный срок на разработку этих упрощенных регламентов и установить, что все существующие регламенты, за исключением закрытого перечня вредных и опасных производств, утрачивают свою силу через те же 6 месяцев. 

2. Установить для категории малого бизнеса, применяющего упрощенную систему налогообложения, единый размер отчислений в социальные фонды.

3. Форсировать разработку концепции реформирования не только пенсионной системы, но и системы медицинского и социального страхования, причем во взаимоувязке, в комплексе.

4. Разработать и принять раздел в Трудовом Кодексе, регулирующий трудовые отношения в сфере малого бизнеса, предусмотрев упрощенные процедуры делопроизводства и достаточную защиту прав работодателей-владельцев малого бизнеса. А может быть и новую редакцию Трудового Кодекса, который устарел еще в момент его принятия.

5. В случае принятия налога на недвижимость ограничить его размер 50% совокупного дохода членов семьи плательщика налога и ввести льготы для пенсионеров, нетрудоспособных граждан и детей-сирот.  

6. Ввести дифференцированный налог на наследство стоимостью более 1 млн. долларов (30 млн. рублей). 

7. Ввести дифференцированный подоходный налог на доходы свыше 1 млн. долларов (30 млн. рублей). 

8. Передать всю доходную базу от предприятий малого бизнеса (за исключением отчислений в социальные фонды от оплаты труда) в бюджет субъектов федерации. 

9. Создать сайт для предпринимателей, сделав доступными и удобными в практическом применении все действующие требования надзорных органов по контролю за соответствием деятельности предприятий МБ требованиям законодательства, информацию о реформировании пенсионной системы соцстраха, трудового законодательства, изменений в налоговом законодательстве и т.д.

По данным из нового национального российского отчета «Глобальный мониторинг предпринимательства. Россия 2011» НИУ «Высшей школы экономики», только 3,6% россиян готовы открыть собственный бизнес. Для сравнения: в Китае   44% жителей.

Боюсь, что если эти 3,6% станут еще меньше, если этих потенциальных бизнесменов ознакомить с теми требованиями к ним, которые несет наше законодательство.

Улучшение предпринимательского климата, повышение деловой активности, рост рабочих мест – это то, что должно одинаково быть привлекательным и для любой власти и для предпринимателей. Вот только что нужно, чтобы они услышали друг друга?

Никифоров С.Л.,  генеральный директор компании «ФБК Поволжье»,  заслуженный экономист России и Татарстана.

Комментарии:

Автор Комментарий
Автор Комментарий

Оставить комментарий:

Комментарий*:
   
Для того чтобы оставлять комментарии авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Нравится

Авторизация
Введите логин/пароль!
 
Вы ввели неверную пару логин/пароль!
 
Вы не подтвердили регистрацию. Выслать подтверждение повторно
 
Повторное подтверждение выслано на E-mail
 
Логин:
Пароль:
   Запомнить   
  Регистрация | 
    Электронная подписка
Новости on-line
Английский суд обязал Украину выплатить «Татнефти» $144 млн
от 22.08.2017 18:04
Японская сеть «одежды для жизни» откроет магазин в Казани
от 09.08.2017 12:42
В Татарстане думают использовать дорожный битум с острова Тринидад
от 13.07.2017 13:23
Жильцы могут возмещать моральный вред за некачественные коммунальные услуги
от 13.06.2017 12:54
все новости
Архив выпусков
«    Сентябрь, 2017  →  »
    123
567910
111213141517
18192021222324
252627282930 
Пн ВтСрЧт ПтСбВс
Peклaмa
Главная | Политика | Экономика | Бизнес | Финансы | Закон и право | Общество | Культура | ТВ и кино | Спорт | Техно | Авто | Форум | Статьи | Полезно
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅRSS