Расширенный поиск...
О сайте
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: 17.04.17 | Политика
Главная » Политика » Предсказуемая непредсказуемость. Что означают итоги референдума в Турции

Предсказуемая непредсказуемость. Что означают итоги референдума в Турции

Предсказуемая непредсказуемость. Что означают итоги референдума в Турции
Дата: пїЅпїЅ 17 2017 пїЅпїЅпїЅпїЅ
Категория: Политика

Автор: Екатерина Чуковская
пїЅпїЅпїЅпїЅ: hyser.com.ua

Вроде бы для всех и в самой Турции, и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», там все написано. Но, на деле выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.


После нескольких месяцев напряженной агитации Турция сказала «да» конституционным изменениям, значительно расширяющим полномочия президента страны. С небольшим перевесом – 51,4% против 48,6% – сторонники поправок одержали победу. «Турция приняла историческое решение», – выразился президент Эрдоган за несколько часов до официального обнародования результатов. Премьер-министр Бинали Йылдырым заявил, что Турция открывает новую страницу в истории своей демократии.

Не все в Турции разделяют радость властей и их сторонников. В ряде турецких городов начались массовые демонстрации против итогов референдума. Оппозиция заявила о нарушениях в ходе голосования и намеревается опротестовать результаты.

Союз Европы и деревни

Итоги референдума, по сути, были ожидаемы. Еще накануне голосования опросы общественного мнения прогнозировали, что большинство голосов будет отдано за конституционные поправки. Тем не менее сторонники «нет» до последнего момента не теряли надежды и верили, что и в случае турецкого референдума возможен «эффект Трампа» или брекзита, когда вопреки опросам и прогнозам неожиданно побеждает сторона, от которой победы никто не ждал. К радости одних и разочарованию других, в случае Турции такого не произошло. 

Разница между «да» и «нет» получилась сравнительно небольшой: чуть больше половины турок (51,4%) поддержали руководство страны, 48,6% проголосовали против конституционных поправок. Масштабы раскола в турецком обществе хорошо видны и по высокому показателю явки – 86%.

За поправки в основном голосовала центральная часть Турции, анатолийская провинция, где особенно высока популярность Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Например, в таких турецких илах (областях), как Сивас, Эрзурум, Конья, Аксарай, Шанлыурфа, Бингель, «да» конституционным поправкам сказали более 70% человек. В Измире, Анталии, Эдирне, Айдыне и других илах Эгейского и Средиземноморского побережья, напротив, свыше 60% проголосовали против. Что касается крупных турецких городов Стамбула и Анкары, то там голоса поделились почти поровну, но незначительный перевес все же у сторонников «нет»: 51,4% – Стамбул; 51,1% – Анкара.

Интересно распределились голоса турецкой диаспоры. Конфликт с европейскими странами сыграл здесь не последнюю роль, подняв рейтинг властей среди турецких мигрантов. В выгнавших турецкого министра Нидерландах 71% турок проголосовали за конституционные поправки. В Бельгии, где сторонники и противники Эрдогана пару недель назад устроили массовую драку с поножовщиной, «да» поправкам сказали 75% человек, в Австрии – 73%, в Германии – 63%, во Франции – 65%. 

Раскол общества

Результаты референдума отразили глубокий раскол в турецком обществе: половина страны за сильного лидера, наделенного значительными полномочиями, половина против. Они полагают, что сильный президент и упразднение поста премьер-министра – это прямой путь к установлению авторитаризма в стране. Половина поддерживает «Новую Турцию», проект, который предлагает ПСР и Эрдоган. Другой половине такая перспектива совсем не нравится, потому что «Новая Турция» Эрдогана будет, по их мнению, еще более антидемократичной и навсегда свернет с европейского пути. 

Общественные настроения хорошо прослеживаются в соцсетях, где турецкие граждане выплескивают накопившуюся радость или злость. Для одних Эрдоган – «раис», как его называют фанаты на турецком языке, то есть «глава», «начальник». Он лучший лидер после Ататюрка (для кого-то, возможно, даже лучше Ататюрка), который ведет страну в светлое будущее. Для других он тиран, узурпатор, фашист, султан с имперскими замашками, который гоняется за оторванными от реальности фантазиями и своей неадекватной политикой ведет Турцию к гибели.

Если убрать в сторону присущие туркам эмоции, то однозначно согласиться с противниками поправок можно в том, что сторонникам «да» было проще: у них был в распоряжении почти неограниченный административный ресурс, их поддерживали власти страны, большинство СМИ и близких к правительству экспертов, им было проще достучаться до неопределившихся, организовать агитационные митинги и так далее.

Противники поправок опасаются, что сейчас, после судьбоносного референдума, уже никто и ничто не помешает руководству провести еще по меньшей мере два новых: один по вопросу евроинтеграции, второй – смертной казни. И логичнее было бы начать со второго: ведь если смертная казнь будет возвращена, то вопрос евроинтеграции будет автоматически снят с повестки. 

Пока Турция единственная страна на Ближнем Востоке, где отменена смертная казнь. Сделано это было в 2004 году в качестве одного из условий для начала переговоров о вступлении Турции в ЕС. До этого смертная казнь в стране применялась регулярно, особенно после государственных переворотов. Поэтому и сейчас смертная казнь, если ее восстановят, будет относиться прежде всего к тем, кого обвиняют в причастности к неудачной попытке госпереворота в июле 2016 года, а также к бывшему соратнику Эрдогана, проживающему в США имаму Фетхуллаху Гюлену. Правда, последнее будет возможно, только если Анкаре удастся убедить Вашингтон экстрадировать Гюлена, что американцы пока не спешат делать, по их словам, ввиду недостаточных доказательств его вины.

Народ и победа

Победа на конституционном референдуме стала своего рода вотумом доверия нынешнему турецкому режиму. Это еще одна победа Эрдогана, находящегося у власти с 2003 года: вначале в качестве премьер-министра и лидера Партии справедливости и развития, а с 2014 года – в качестве президента страны. С 2003 года Эрдоган не проиграл ни одни выборы, даже несмотря на крупный коррупционный скандал, в котором было замешано его ближайшее окружение в декабре 2013 года. Победа на нынешнем референдуме вполне логично вписывается в ряд его предыдущих побед. Выносимые на референдум поправки усилят президентские полномочия Эрдогана, он сможет выдвинуть свою кандидатуру на выборах 2019 года и в случае победы теоретически находиться у власти еще два президентских срока, вплоть до 2029 года. 

Вроде бы для всех в самой Турции и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», где найдете основные принципы развития Турции до 2023 года, и слушайте речи Эрдогана. Все это отчасти так. Однако как же быть с теми 48,6% турецких граждан, кто сказал «нет»? Признают ли они поражение? 

Итоги референдума суммарно выглядят так: предсказуемая победа Эрдогана (вопрос о его собственной предсказуемости весьма спорный) и непредсказуемый турецкий народ. Очень высока вероятность, что в ближайшее время по всей стране начнутся массовые демонстрации противников реформ с требованием пересчета голосов. Уже сейчас сразу после подсчета большей части голосов в Стамбуле и Измире начались массовые протесты против итогов референдума. Оппозиция в лице курдов и Народно-республиканской партии намеревается опротестовать результат, обвиняет власти в фальсификациях и требует пересчитать около 60% бюллетеней. Выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.

Екатерина Чулковская.

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ:

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ:

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ*:
   
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
40762
17.04.1715:08:28
Политика
Екатерина Чуковскаяhyser.com.ua
http://www.e-vid.ru/index-m-192-p-63-article-40762.htm
http://www.e-vid.ru/images/uploaded/file_61_7315.jpg
Предсказуемая непредсказуемость. Что означают итоги референдума в Турции
Вроде бы для всех и в самой Турции, и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», там все написано. Но, на деле выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.

Вроде бы для всех и в самой Турции, и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», там все написано. Но, на деле выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.


После нескольких месяцев напряженной агитации Турция сказала «да» конституционным изменениям, значительно расширяющим полномочия президента страны. С небольшим перевесом – 51,4% против 48,6% – сторонники поправок одержали победу. «Турция приняла историческое решение», – выразился президент Эрдоган за несколько часов до официального обнародования результатов. Премьер-министр Бинали Йылдырым заявил, что Турция открывает новую страницу в истории своей демократии.

Не все в Турции разделяют радость властей и их сторонников. В ряде турецких городов начались массовые демонстрации против итогов референдума. Оппозиция заявила о нарушениях в ходе голосования и намеревается опротестовать результаты.

Союз Европы и деревни

Итоги референдума, по сути, были ожидаемы. Еще накануне голосования опросы общественного мнения прогнозировали, что большинство голосов будет отдано за конституционные поправки. Тем не менее сторонники «нет» до последнего момента не теряли надежды и верили, что и в случае турецкого референдума возможен «эффект Трампа» или брекзита, когда вопреки опросам и прогнозам неожиданно побеждает сторона, от которой победы никто не ждал. К радости одних и разочарованию других, в случае Турции такого не произошло. 

Разница между «да» и «нет» получилась сравнительно небольшой: чуть больше половины турок (51,4%) поддержали руководство страны, 48,6% проголосовали против конституционных поправок. Масштабы раскола в турецком обществе хорошо видны и по высокому показателю явки – 86%.

За поправки в основном голосовала центральная часть Турции, анатолийская провинция, где особенно высока популярность Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Например, в таких турецких илах (областях), как Сивас, Эрзурум, Конья, Аксарай, Шанлыурфа, Бингель, «да» конституционным поправкам сказали более 70% человек. В Измире, Анталии, Эдирне, Айдыне и других илах Эгейского и Средиземноморского побережья, напротив, свыше 60% проголосовали против. Что касается крупных турецких городов Стамбула и Анкары, то там голоса поделились почти поровну, но незначительный перевес все же у сторонников «нет»: 51,4% – Стамбул; 51,1% – Анкара.

Интересно распределились голоса турецкой диаспоры. Конфликт с европейскими странами сыграл здесь не последнюю роль, подняв рейтинг властей среди турецких мигрантов. В выгнавших турецкого министра Нидерландах 71% турок проголосовали за конституционные поправки. В Бельгии, где сторонники и противники Эрдогана пару недель назад устроили массовую драку с поножовщиной, «да» поправкам сказали 75% человек, в Австрии – 73%, в Германии – 63%, во Франции – 65%. 

Раскол общества

Результаты референдума отразили глубокий раскол в турецком обществе: половина страны за сильного лидера, наделенного значительными полномочиями, половина против. Они полагают, что сильный президент и упразднение поста премьер-министра – это прямой путь к установлению авторитаризма в стране. Половина поддерживает «Новую Турцию», проект, который предлагает ПСР и Эрдоган. Другой половине такая перспектива совсем не нравится, потому что «Новая Турция» Эрдогана будет, по их мнению, еще более антидемократичной и навсегда свернет с европейского пути. 

Общественные настроения хорошо прослеживаются в соцсетях, где турецкие граждане выплескивают накопившуюся радость или злость. Для одних Эрдоган – «раис», как его называют фанаты на турецком языке, то есть «глава», «начальник». Он лучший лидер после Ататюрка (для кого-то, возможно, даже лучше Ататюрка), который ведет страну в светлое будущее. Для других он тиран, узурпатор, фашист, султан с имперскими замашками, который гоняется за оторванными от реальности фантазиями и своей неадекватной политикой ведет Турцию к гибели.

Если убрать в сторону присущие туркам эмоции, то однозначно согласиться с противниками поправок можно в том, что сторонникам «да» было проще: у них был в распоряжении почти неограниченный административный ресурс, их поддерживали власти страны, большинство СМИ и близких к правительству экспертов, им было проще достучаться до неопределившихся, организовать агитационные митинги и так далее.

Противники поправок опасаются, что сейчас, после судьбоносного референдума, уже никто и ничто не помешает руководству провести еще по меньшей мере два новых: один по вопросу евроинтеграции, второй – смертной казни. И логичнее было бы начать со второго: ведь если смертная казнь будет возвращена, то вопрос евроинтеграции будет автоматически снят с повестки. 

Пока Турция единственная страна на Ближнем Востоке, где отменена смертная казнь. Сделано это было в 2004 году в качестве одного из условий для начала переговоров о вступлении Турции в ЕС. До этого смертная казнь в стране применялась регулярно, особенно после государственных переворотов. Поэтому и сейчас смертная казнь, если ее восстановят, будет относиться прежде всего к тем, кого обвиняют в причастности к неудачной попытке госпереворота в июле 2016 года, а также к бывшему соратнику Эрдогана, проживающему в США имаму Фетхуллаху Гюлену. Правда, последнее будет возможно, только если Анкаре удастся убедить Вашингтон экстрадировать Гюлена, что американцы пока не спешат делать, по их словам, ввиду недостаточных доказательств его вины.

Народ и победа

Победа на конституционном референдуме стала своего рода вотумом доверия нынешнему турецкому режиму. Это еще одна победа Эрдогана, находящегося у власти с 2003 года: вначале в качестве премьер-министра и лидера Партии справедливости и развития, а с 2014 года – в качестве президента страны. С 2003 года Эрдоган не проиграл ни одни выборы, даже несмотря на крупный коррупционный скандал, в котором было замешано его ближайшее окружение в декабре 2013 года. Победа на нынешнем референдуме вполне логично вписывается в ряд его предыдущих побед. Выносимые на референдум поправки усилят президентские полномочия Эрдогана, он сможет выдвинуть свою кандидатуру на выборах 2019 года и в случае победы теоретически находиться у власти еще два президентских срока, вплоть до 2029 года. 

Вроде бы для всех в самой Турции и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», где найдете основные принципы развития Турции до 2023 года, и слушайте речи Эрдогана. Все это отчасти так. Однако как же быть с теми 48,6% турецких граждан, кто сказал «нет»? Признают ли они поражение? 

Итоги референдума суммарно выглядят так: предсказуемая победа Эрдогана (вопрос о его собственной предсказуемости весьма спорный) и непредсказуемый турецкий народ. Очень высока вероятность, что в ближайшее время по всей стране начнутся массовые демонстрации противников реформ с требованием пересчета голосов. Уже сейчас сразу после подсчета большей части голосов в Стамбуле и Измире начались массовые протесты против итогов референдума. Оппозиция в лице курдов и Народно-республиканской партии намеревается опротестовать результат, обвиняет власти в фальсификациях и требует пересчитать около 60% бюллетеней. Выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.

Екатерина Чулковская.

description: 'Вроде бы для всех и в самой Турции, и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», там все написано. Но, на деле выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.',

Авторизация
Введите логин/пароль!
 
Вы ввели неверную пару логин/пароль!
 
Вы не подтвердили регистрацию. Выслать подтверждение повторно
 
Повторное подтверждение выслано на E-mail
 
Логин:
Пароль:
   Запомнить   
  Регистрация | 
    Электронная подписка
Новости on-line
Английский суд обязал Украину выплатить «Татнефти» $144 млн
от 22.08.2017 18:04
Японская сеть «одежды для жизни» откроет магазин в Казани
от 09.08.2017 12:42
В Татарстане думают использовать дорожный битум с острова Тринидад
от 13.07.2017 13:23
Жильцы могут возмещать моральный вред за некачественные коммунальные услуги
от 13.06.2017 12:54
все новости
Архив выпусков
«    Декабрь, 2017  →  »
    123
467910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Пн ВтСрЧт ПтСбВс
Peклaмa
Главная | Политика | Экономика | Бизнес | Финансы | Закон и право | Общество | Культура | ТВ и кино | Спорт | Техно | Авто | Форум | Статьи | Полезно
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅRSS