13.11.2017 Культура

«Иудушка» Троцкий - Superstar

С наступлением года 100-летия Октябрьской революции многие политически озабоченные граждане недоумевали, почему российские власти никак не выскажут своего отношения к тому событию, государственную, так сказать, позицию.  Власти высказали, наконец, -  опосредованно, серией фильмов, обрушившихся на телезрителя в ноябре. Что-то уже показали («Троцкий» и «подкладочная» докудрама «Подлинная история русской революции» на Первом, «Демон революции» на «России-1»), что-то ещё покажут. Важно понимать, что весь этот набор суть госзаказ, и то, какой общий месседж он несёт, заставляет повторить хрестоматийное: «Люди, будьте бдительны!»


Два главнейших посыла обоих базовых, назову их так, фильмов – это, во-первых, тот, что революцию сделали на иностранные деньги (Парвус, немцы) и сделали евреи, и тот, что революция в первую очередь пожирает своих вождей. Не детей, согласно известному афоризму, а именно вождей – это авторам были важно подчеркнуть.  Два предостережения, не заметить которых не могут ни массы, ни потенциальные вожди. Да, первая цветная революция имела красный цвет, случившиеся в конце прошлого века – всего лишь жалкие заимствования, дают нам понять.

Тот простой факт, что сказка о немецких деньгах, якобы на которые совершил октябрьский переворот Ленин, стократно опровергнута (даже Геббельс не решился запустить этот фейк в годы ВОВ, чтобы дискредитировать советскую власть), не имеет для создателей фильмов никакого значения, ибо не вписывается в сверхзадачу. Тот факт, что революция стала неизбежной в силу 30 лет провальной политики, как внешней, так и внутренней, сначала царского, а потом и Временного правительства, что это реально было движение народных масс – тем более. Массы если и являются в обозреваемых фильмах, то как нечто легко поддающееся манипуляциям вождей, особенно такого брутального оратора, одержимого идеей мирового господства, как Троцкий.

Да что массы, посмотрите, каковы в «Троцком» Ленин и Сталин! Первый – это какой-то Петрушка, не более чем хитрован, следующий прозрениям и указаниям Троцкого, а второй – просто донельзя тупой молодой уголовник.  Но тоже хитрован. Эти двое и создают на самом деле драму главного героя, который, в силу своего происхождения (назойливо педалируемого в фильме) вынужден отдать  Петрушке славу, а позже Кобе, сколотившему против него шайку заговорщиков, - все посты и регалии.  

Из того же буффонадного разряда типаж следователя ВЧК Агранова, просто толкающий зрителя к образу Шарикова, лобзающие женскую статую солдатики (шутовской привет Анджею Вайде с его «Пеплом и алмазом»), а сцена убийства Троцкого, когда он буквально забивает палкой Меркадера, заставляя того схватиться за ледоруб,  придумана, похоже, самим генпродюсером Цекало, вспомнившим садо-мазо времён кабаре-дуэта «Академия».  

(К слову: убийцу Троцкого, тюкнувшего его ледорубом в темя со спины, когда тот читал за столом принесенную Меркадером статью, Сталин не наградил никак,  вот просто никак, - ни публично, ни секретным постановлением. Но Роман Меркадер всё же был удостоен высшей награды – звания Героя Советского Союза, 20 лет спустя, в 1960-м. Это плохо укладывается в моей голове – человек, разоблачивший Сталина,  награждает человека, убившего злейшего врага Сталина, но факт.)

Возвращаясь к фильму. Окарикатуренного здесь так много, что закрадывается мысль, а не фигу ли в кармане держат создатели, выполняя госзаказ (неважно, формальный или из разряда «нос по ветру»)? В самом деле, трудно представить, что такой опытный, серийный, можно сказать, сценарист для Эрнста, как Маловичко («Салют 7», «Притяжение», а также и «Ёлки» с «Хрониками убойного отдела») или такой опытный режиссер, как Котт, на счету которого выдающаяся по современным меркам картина «Брестская крепость»  (кстати, ученик Хотиненко, поставившего «Демона революции») могли допустить такие грубые стилистические швы и столько фактических ляпов  (кому интересно – они детально перечислены в рецензиях и постах в СС).

А послушать, что говорят о своём детище генпродюсеры Цекало и Эрнст? Первый (так и слышу интонации из «Прожектоперисхилтон») сообщает, что «Бронепоезд Троцкого называли предвестником Гестапо, то, как он был обустроен, с вагоном для самолета, с радиостанцией, баней, оркестром и кожаной сотней (воинское подразделение, сформированное из латышей), которым были пошиты специальные костюмы».  Что роднило бронепоезд с гестапо – костюмы, баня, оркестр? Ну, неглупый же человек Александр Цекало, что за пурга, извините?

Константин Эрнст берет выше, называя Троцкого  «исполнительным продюсером Октябрьской революции» (легко представить, что он говорит это со своей знаменитой ухмылкой, про себя продолжая ряд: executive – executor – executioner) и заключает, что  «вся фигура Троцкого вполне рок-н-ролльная, причем на протяжении всей жизни, а не только Октябрьской революции (…) Он активно позиционировался как поп-герой, хотя массовая культура не оперировала тогда такими терминами». (Цитаты отсюда).

…В чём только не обвиняли Троцкого его недоброжелатели и враги, начиная с ленинского «иудушка» и заканчивая сталинским приговором «бонапартист», вот – дожили до такой похвалы: человек, видевший себя вершителем мировой революции, «позиционировал себя», оказывается, как поп-герой.  Кстати, и тут стилистический ляп: Jesus Christ Superstar и Майкл Джексон – всё же принципиально разные герои.

Грустно всё это. В пору уже даже не образованщины, а безобразованщины люди легко могут повестись на такие вот версии события, без преувеличения изменившего весь мир.  Одни при этом скажут «чур меня!», и применительно к ним сверхзадача фильмов к 100-летию Великого Октября окажется выполненной. Но если другие решат, что можно запросто сбацать, на трёх аккордах?

Юрий Алаев.

На снимке: Троцкий после покушения.

10
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии