05.12.2017 Спорт

Олимпийская ловушка для Путина

Российское медийное пространство бурлит: допустят нашу сборную к зимней Олимпиаде в Пхенчане - не допустят, поедем – не поедем.  Да поедем, утеревшись, под белым флагом капитуляции. Сказал же пресс-секретарь Путина: вопрос о бойкоте в Кремле не обсуждается.


А чего это он разговорился ДО вынесения вердикта заседания исполкома МОК (идет в эти минуты), кто потянул за язык, тем более, что его патрон чуть более месяца назад, выступая перед участниками клуба «Валдай», прямо сказал, что как недопуск, так и допуск команды под нейтральным флагом («олимпийским») есть «унижение страны»?  Ведь прав был Владимир Владимирович, что же изменилось?

По-видимому, президенту всё же сказали правду: перспектив отбиться от обвинений что комиссии Макларена, что комиссии Освальда (моковской) в любых судах, кроме басманного, нет никаких.  Раз так, мы (власти России то бишь) меняем тактику, снимаем фиговый листок, которым прикрывали срам, и протягиваем его международному спортивному сообществу в качестве оливковой ветви.

Но если мы больше не считаем унижением страны возможность участвовать в Олимпиаде под нейтральным флагом,  без гимна России в честь победителей, значит, мы признаем ровно то, в чем нас долго и упорно обвиняют: существование в РФ государственной системы использования допинга в спорте высших достижений.

Нет, говорят нам, не признаём, такой системы не было и нет, но нам дороги идеалы олимпизма.  Воля ваша, но тогда выходит, что для тех, кто правит страной, для главы государства некая давно уже мифическая «олимпийская семья» дороже чести страны?

По-моему, Путин совершит очень большую ошибку, прогнувшись перед МОК (и теми, конечно, «кто за ним стоит»): он покажет слабину, а слабых, как не раз констатировал сам ВВП, бьют. И будут бить, и будут вытирать об нас ноги.

Сторонники капитуляции – то есть поездки на Олимпиаду в Пхенчане на любых условиях, которые продиктует исполком МОК,  упирают на то, что отказ от участия в играх будет трагедией для спортсменов.  Да, это драма для них, но никак, извините, не трагедия.  Что случилось с нашими  спортсменами, когда СССР, в ответ на бойкот Московской Олимпиады 1980 года, отказался посылать команду на Олимпиаду в Лос-Анжелесе 4 года спустя?  Кто-то покончил с собой, завершил карьеру? Да ничуть не бывало, - международных соревнований высочайшего уровня пруд пруди и без олимпиад; выступали, побеждали, бывало, получали свои медали и гонорары, а потом, в силу возраста или болячек, потихоньку сходили с арены.

И второе: некоторые ура-патриоты и соглашатели в одном флаконе (такой сюр – обычное, увы, дело в наших пределах) призывают ехать в Пхенчан на любых условиях и «надрать там всем задницу».  Кто будет надирать, придурочные  вы мои, если МОК предусмотрительно закрыл путь на игры едва ли не всем ведущим, наиболее выдающимся российским спортсменам; второй-третий составы? А наши соперники деликатно будут оступаться и падать на дистанциях?  Это вторая стадия унижения, которую мы, с очень большой долей вероятности, получим, если поедем на эту Олимпиаду, - с бессильными слезами на глазах наблюдать, как наши атлеты завершают свои соревнования в лучшем случае в конце первой десятки.

И вот эти унижения – сам факт участия в качестве некоей не идентифицирующейся по государственной принадлежности команды и жалкие результаты – могут нанести В.Путину куда больший репутационный ущерб, по крайней мере в предвыборный период, чем перформансы Навального и новые экономические санкции США.  Болельщики – народ такой,  кожей всё чует.  Да и вообще народ такой: многое терпит, но  обиду затаит. И не на кого-то в данном случае, а на своих вождей,  которые, прогнувшись  сами, и его, значит, прогнули тоже.  Давно сказано: народ и партия едины.

Не исключено, что на это и рассчитывали недруги Путина из-за бугра, разыграв не двухходовку, как считали аналитики АП, а на шаг более сложную комбинацию.

Юрий Алаев.

4
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии