23.12.2003 Культура

Три измерения Амирхана Еники

Литературное наследие Амирхана Еники, которому 17 февраля 2004 года исполнилось бы 95 лет, наверное, никогда не станет обычным фактом истории. Его немногочисленные рассказы и повести, публицистические выступления, звучавшие диссонансом традиционному идейно-художественному содержанию татарской советской литературы, и сегодня увлекают читателя канонической красотой родного языка, изящностью стиля, искренностью чувств, правдивостью характеров и поразительной современностью, помогающей находить ответы на самые серьезные вопросы нашего непростого времени.

Родился будущий классик в деревне Новые Каргалы Белебейского уезда Уфимской губернии (ныне Благоварский район Республики Башкортостан) в семье крестьянина. Древний и многочисленный род Еникеевых, уходящий корнями к мурзам Золотой Орды, обосновался на башкирских землях еще в XIII веке. Сюда, на берега речки Каргалы, на заливные луга и чернозем, далекие предки писателя перебрались из Темниковского уезда Тамбовской губернии.

С годами память об особом знатном происхождении не исчезла у новых поколений, в каждой семье бережно хранили подробные шеджаре, и Еникеевы по праву гордились своими родственниками, верой и правдой служившими народу и отечеству. Среди них - депутат Государственной Думы, один из лидеров национального движения Гайса Еникеев, поэт Саитгарай Еникеев и многие другие представители татарской интеллигенции - учителя, врачи, общественные и религиозные деятели.

Отец Амирхана - Нигметзян бин Ахметзян бин Ахтям бин Хасан бин Башар, успешно занимавшийся торговлей шерстью и шкурами, был грамотным, музыкально одаренным человеком, прекрасным семьянином. К сожалению, долгое время его жизнь с женой Хадичой была омрачена смертью всех рождавшихся детей. Амирхан стал десятым и первым выжившим ребенком Еникеевых. Затем на свет появился младший брат Ильдархан. Так судьба наконец смилостивилась над несчастными родителями, подарив им на склоне лет надежду и радость.

Трудолюбивый, старательный Нигметзян абзы всеми силами старался обеспечить достаток в доме, поэтому вскоре после рождения сыновей, мечтая поставить свое коммерческое дело на широкую ногу, он переезжает в довольно крупный торговый центр губернии - деревню Давлеканово. Именно здесь и прошли детские и юношеские годы Амирхана. Ему довелось даже проучиться несколько лет в медресе авторитетного богослова Искандера ахуна. Правда, дальнейшее образование юноша осваивал уже в советской школе, но яркие впечатления от пребывания в мусульманском учебном заведении, наставлений мудрого хазрата остались у него на всю жизнь. Амирхан получил настоящее народное воспитание, основанное на вековых обычаях и традициях, вечных религиозных ценностях. В семье Еникеевых уважали ученость, любили книгу, интересовались искусством. Родная тетя будущего писателя вышла замуж за известного общественного деятеля и педагога Шарифа Сунчелеева, брат которого поэт Сагит Сунчелей был близким другом Г.Тукая. Он подарил еще совсем маленькому родственнику книги “Водяная” и “Царь Горох”, которые, по признанию самого Амирхана, стали для него “ключом к грамоте, знаниям”.

Конечно, стремление постичь неизвестное, тяга ко всему новому, вера в великую силу образования были присущи многим молодым людям, вышедшим в большую жизнь в эпоху революции и строительства советского государства. Амирхан, как и многие его сверстники, страстно мечтал об учебе в институте. Поэтому, когда он прочитал объявление в татарской газете о наборе студентов в Казанские мастерские живописи, скульптуры и архитектуры - АРХУМАС, то, не раздумывая, решил попытать счастья и выучиться на проектировщика и строителя. Отец поддержал желание сына, и в 1924 году он стал учащимся мастерских. Однако радость давлекановского джигита была недолгой. Из-за социального происхождения студента лишили стипендии, сделав невозможным дальнейшее обучение. Торговля отца давно уже не давала никакого дохода, и Амирхану оставалось надеяться только на собственные силы. Так для него наступило долгое время тяжелой борьбы с обстоятельствами, когда каждый день приходилось отстаивать свое право на учебу, работу, творчество.

Можно долго перечислять места, где Амирхан Еники добывал себе средства на кусок хлеба, пытался получить образование и профессию. В 1925 - 1933 годах он успел поработать курьером в книжном магазине, после окончания рабфака казанского университета - преподавателем на курсах ликбеза среди шахтеров Донбасса, затем сортировщиком на Казанской меховой фабрике, внештатным корреспондентом газеты “Кызыл Татарстан”. В 1931 - 1933 годах Амирхан Еники заочно учился в Казанском институте научной организации труда. Здесь он получал редкую специальность психотехника, призванную изучать психологию человека, работающего на производстве. Однако вскоре эту специализацию закрыли, посчитав ее буржуазной и “эксплуататорской”.

Немало преград для Амирхана существовало и в творчестве. Он с юных лет любил татарскую литературу, сам пробовал писать стихи и рассказы. Оказавшись в Казани, в самом центре национальной культурной жизни, удостоившись внимания маститых литераторов и молодых революционных “трибунов”, начинающий писатель даже сумел опубликовать несколько небольших произведений. Но и здесь он не шагал в ногу со временем. В двадцатых годах редактора изданий с большой неохотой брали произведения сугубо лирического характера, предпочитая им сочинения на актуальные темы с яркой агитационной направленностью. Камерные литературные опыты Амирхана Еники не попадали под такой “формат”, и он, в отличие от своих сверстников Ф.Карима, Г.Минского, М.Амира, был практически неизвестен широкой читательской публике. К тому же его очень тревожила и пугала нездоровая моральная обстановка, существовавшая тогда в среде татарской творческой интеллигенции. Разгул вульгарного социологизма, агрессивные выходки “пролеткультовцев”, нападки на деятелей культуры с дореволюционной биографией, нигилистическое отношение к классике не могли оставить равнодушным человека, преклонявшегося перед личностями и наследием Г.Тукая и Ф.Амирхана, мечтавшего о литературном братстве и свободном творчестве.

В тридцатые годы Амирхан Еники почти ничего не писал. По-прежнему в поисках заработка ему приходилось часто менять место службы, скитаться по стране. Великая Отечественная война застала Амирхана в Узбекистане. Уже в июле 1941 года бывший учитель Маргиланской школы оказался в действующей армии. Именно на фронте он вновь взялся за перо и бумагу, начав новый период в писательской карьере. За три года А.Еники удалось написать всего несколько рассказов: “Дитя”, “Мать и дочь”, “На часок”, “Одинокий гусь”, “Маков цвет”, которые были оперативно напечатаны в журнале “Совет эдэбияты” и сразу же вызвали горячий читательский интерес. “Я каждый день видел смерть, однако в рассказах своих писал о жизни, о том, что она сильнее смерти...”. Так сам автор объяснял свой первый неожиданный успех.

Впрочем, возвращение в литературу А.Еники вряд ли можно было назвать триумфальным. Уже в послевоенные годы, когда всем уже стало ясно, что в татарской прозе появилось новое, самобытное имя, популярному писателю все так же было трудно публиковать свои сочинения. Мешало его равнодушие к актуальным темам, излишняя эмоциональность и психологизм. Настоящая слава пришла к нему лишь в годы “хрущевской оттепели”, когда он наконец сумел реализовать свои давние художественные замыслы. Конечно, даже в это относительно свободное время небольшие произведения А.Еники заметно выделялись на общем фоне, поднимая неслыханные по своей смелости проблемы.

Например, светлый образ Акэби в “Невысказанном завещании” (1965) символизировал собой бесценное духовное наследие народа, его древнюю историю и великую культуру. Он призывал современников вспомнить о своих истоках, уважать родной язык, обычаи и традиции, почтительно относиться к памяти предков. Ранее в повести “Болотный цветок” (1955) впервые А.Еники создал образ секретаря райкома партии, постепенно превратившегося в обывателя, что было, конечно же, дерзостью и вызовом по отношению к общественным стереотипам. То же самое можно сказать и об объективном, без малейшей идеологизации и сатиры, описании жизни мусульман в предреволюционные годы, положительном характере священнослужителя - Искандара ахуна в рассказе “Коран хафиз” (1964).

Отличительной чертой творческого мышления А.Еники был строгий историзм, опора на классические традиции. Он всеми силами пытался восстановить разорванную классовой ненавистью преемственность поколений, утраченное некогда единство национального культурного процесса. Вот почему его так увлекали образы прошлого, олицетворявшие гордость татарского театра, музыки, литературы.

Для писателя, воспитанного на просветительских идеалах начала XX столетия, главной целью оставалась борьба за справедливость и человечность, а не художественное обоснование очередных партийных решений и директив. В этом секрет неизменной популярности его произведений, по-прежнему волнующих ум и сердце татарского читателя.

Мудрость аксакала пришлась как нельзя кстати в период становления государственности Татарстана, в эпоху сложнейших социально-экономических преобразований конца XX столетия. Возрождение татарской культуры и традиций Амирхан-ага понимал только лишь как созидательную деятельность, учитывавшую права и интересы других народов и национальностей республики. Он скептически относился к излишней политизации этого процесса, выделяя, подчеркивая в нем гуманистическое начало.

Амирхан Еники прожил долгую жизнь. Он покинул земной мир в самом начале 2000 года, на пороге нового, третьего тысячелетия. В книге своих воспоминаний “Страницы прошлого” патриарх литературы, подводя жизненные итоги, так характеризовал свое творческое кредо: “Как ни трудно было начало пути в литературе, конец, слава Всевышнему, оказался счастливым. Конечно, я не могу утверждать, что написал все, что хотел, что мне нравится каждая моя книга. Думаю, любой собрат по перу мог бы сказать о себе то же самое. Истинный писатель живет в трех измерениях: не забывает прошлого, видит сегодняшнее, думает о будущем... Уверен, что и в последний свой час он, как солдат, смотрит только вперед...”



41
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии