20.08.2007 Бизнес

Технопарки по-татарски - доходный бизнес, мода и госполитика

Технопарки по-казански В Татарстане о создании технопарка впервые заговорили в начале девяностых. Первая попытка создать технопарк на базе казанского завода "Терминал" успехом не увенчалась.

Предприятие, которое по мысли организаторов должно было решить сразу две задачи: создать условия для развития предпринимательства в республике и спасти от разорения бывший флагман отечественной вычислительной техники, само очень быстро превратилось в банкрота. Только после прохождения через процедуру несостоятельности и смены команды менеджеров летом 2000 года технопарк на "Терминале" действительно заработал, но... в лучшем случае как "бизнес-инкубатор", а по существу - как удачная модель элементарногот арендного бизнеса.

О том, чем технопарки по канонам отличаются от "бизнес-инкубаторов", а также технополисов, рассказывается ниже, на "врезах" второй полосы. Пока же рассмотрим поподробнее, кто, чем и почем занимается на "Терминале".

Главной его особенностью стало нахождение под одной крышей офисных, торговых и производственных помещений. По словам генерального директора ОАО "Сервейинговая компания "Единая арендная система" Нияза Ибрагимова, собственника "Терминала", свободных площадей там практически нет. Предоставленные в распоряжение арендаторов 90 тысяч квадратных метров разделили между собой 340 фирм и компаний. Под производство занято 50 тысяч квадратных метров.

Поскольку помещения на "Терминале" неоднородны, то и арендные ставки существенно разнятся. Так, самыми дорогими традиционно являются торговые площади, за квадратный метр которых арендаторам ежемесячно приходится выкладывать 600-700 рублей. Офисы обходятся несколько дешевле - квадратный метр здесь оценивается от 300 до 500 рублей. Меньше всех - 100-140 рублей платят производственники, которые занимают примерно половину площадей технопарка.

- Большинством проблем, связанных с обслуживанием наших помещений, занимается технопарк, и нас это устраивает,- рассказывает Юрий Деев, директор НПП "Промтехсервис". - Мы можем спокойно заниматься основной деятельностью, а конкретно - выпуском различных металлоизделий для строительства. Металлоконструкции полностью перерабатываются в нашей фирме, они покрываются полимерно-порошковым покрытием, и качественная продукция поставляется на стройки Казани.

Объемы производства у нас невелики, численность - 25 человек. Средний уровень зарплаты - 3,5 тысячи рублей. Рентабельность низкая - 2 процента. Наша продукция соответствует зарубежным аналогам, но дешевле.

- А у нас в ЗАО "Маяк" собрались бывшие работники завода "Терминал", - говорит директор ЗАО Фарид Галеев. - В основном мы производим корпусные детали из листового материала, в частности, всевозможные металлические шкафы - напольные, внутренние, внешние. Эта продукция пользуется большим спросом. Заказы набираем сами. Прибыли небольшие, но по всем налогам и заработной плате рассчитываемся вовремя. В штате у нас 74 человека. Средняя зарплата - около 6 тысяч рублей. Собираемся расширять производство.

То, что технопарк освобождает нас от бытовых проблем и мы можем сосредоточиться на производстве, - несомненный плюс для фирмы.

"Идейные" поселенцы

Технопарк "Идея" стал предтечей новой затеи властей, рассчитывающих создать в республике максимально благоприятный климат для развития инноваций и малого бизнеса. И гарантировать республиканской казне дополнительные доходы, обеспечив жизнь "после нефти".

Единственным учредителем ОАО "Инновационно-производственный технопарк "Идея" является ОАО "Татнефтехиминвест-холдинг". "Идея" создана еще в декабре 2002 года по инициативе Президента республики Минтимера Шаймиева. Но проект стартовал лишь год спустя. Отчасти из-за неурегулированности в вопросах собственности. Предполагалось, что технопарк полностью "унаследует" в собственность площади (с учетом реконструкции - около 39 тыс.кв.м) от ГП ТПО "Свияга", в помещении которого и обосновалась "Идея". Не секрет, что оборонное предприятие, сегодня уже претерпевшее структурные изменения, до последнего момента было обременено изрядными долгами, в том числе по выплате заработной платы (по различным сведениям, от 70 до 200 млн рублей). В счет долга площади были арестованы. В канун нового года долг был частично погашен (около 15 млн. рублей) и арест с части площадей снят. Это дало возможность для запуска проекта.

Сегодня часть площадей, вытащенных из-под ареста, уже отремонтирована (на это ушло около 30 млн рублей из 150 млн рублей, предусмотренных бюджетом). Сотрудники "Идеи" консультируют в новеньких офисах местных изобретателей. Сформирован совет директоров АО. В него входит более 30 человек - представители властных структур и крупных западных компаний (в том числе Шведского агентства инновационных систем Vinnova), республиканской бизнес-элиты и известных российских и татарстанских научных учреждений. Создан также экспертный совет "Идеи", который уже рассмотрел около 150 предложений и более 20 из них признал перспективными. В частности, это метод производства и технологии применения биодобавок для сохранения молодняка в животноводстве, технология приготовления сероасфальтобетона для дорожного строительства из сырья, имеющегося в республике. Есть и заманчивое предложение по малотоннажному производству нового изоляционного материала на основе силиконового каучука для производства кабелей самого различного назначения.

- Для реализации инновационных проектов мы рассчитываем специально учреждать ООО, - рассказывает гендиректор "Идеи" Дэнис Муратов (кстати, гражданин Швеции). - Их совладельцем будет и технопарк. В среднем его долевое участие составит около 15%.

После того как "поставят на ноги" и доведут до стадии серийного производства, технопарк предполагает выходить из состава учредителей. А затраты технопарка могут быть компенсированы за счет продажи его доли заинтересованным сторонам.

Кроме того, администрация "Идеи" приступила к реализации нескольких "якорных" проектов, то есть строго говоря не инновационных, но сулящих сравнительно быструю коммерческую выгоду. В из числе - план налаживания серийного выпуска city-pay - своего рода банкоматов, предназначенных для приема коммунальных платежей от населения. Комплектующие для них предполагается получать из Тайваня, а в основу разработки положена идея свердловских умельцев.



Первая опытная партия должна быть запущена в начале лета. А в производстве предполагается задействовать около 200 человек.

Есть еще проект одностадийной переработки высокосернистых нефтей в атомобильные бензины, зимнее дизтопливо и фракции для изготовления сжиженного газа. Учитывая проблемы, который есть с таким сырьем у "Татнефти", проект можно считать почти гарантированно профинансированным.

Руководство "Идеи" рассчитывает, что "якорные" проекты не только сбалансируют общий тренд развития технопарка, но их можно будет вывести "на федеральный уровень".

Золотые яйца

для бизнес-инкубатора

Основную часть имущественного комплекса дирекция намеревается пустить под так называемые "бизнес-инкубатор" и "бизнес-гостиницу".

Обитателям "инкубатора" (он необходим на начальной ступени воплощения инновационного проекта) сулят нулевую ставку аренды. Выходцев из "инкубатора", уже близких к заключению контрактов, будут переселять в "бизнес-гостиницу". Пребывание в ее стенах обойдется "инноваторам" около 20% от коммерческой ставки аренды. При этом в коммерческую аренду пока предполагается сдавать один из корпусов предприятия - не более 4 тыс. кв.м.

Состав компаний, населяющих "бизнес-инкубатор", формируется по конкурсу. Срок пребывания ограничен тремя месяцами. После этого предпринимателям надо либо покинуть "бизнес-инкубатор", либо пройти процедуру регистрации для создания инновационной компании - СП с долей технопарка. До создания инновационной компании физические лица регистрируются как предприниматели без образования юрлица и заключают с технопарком договора, регламентирующие их пребывание в "бизнес-инкубаторе".

Максимальный срок пребывания компаний в "инкубаторе" - полтора года. Такое ограничение необходимо, считают в "Идее", для того, чтобы стимулировать компании и предпринимателей к быстрому получению результатов и самостоятельному развитию, а также ради обеспечения необходимой ротации клиентской базы технопарка".

"Стадия зрелости" предполагает, что инновационная фирма уже производит продукцию и успешно наращивает ее сбыт, осваивает новые продукты или услуги, расширяет клиентуру, осваивает новые рынки. Если стартовая стадия развития малой инновационной компании проходит успешно (ее продукция пользуется спросом на рынке), компания переходит из "бизнес-инкубатора" в инновационно-производственную зону парка ("бизнес-гостиница"). Если инновационный бизнес по тем или иным причинам не состоялся (по статистике доля таких компаний составляет в среднем 55%), компания должна покинуть "бизнес-инкубатор". В случае если компания сможет самостоятельно обеспечить финансирование своей деятельности, она может остаться в технопарке на условиях коммерческой аренды.

"Мастер" и другие

Новые структуры, напоминающие "бизнес-инкубаторы", создаются и за пределами Казани.

Наиболее емким из них, как по необходимым первоначальным затратам, так и по количеству предполагаемых новых рабочих мест, является индустриальный парк "Мастер" в Набережных Челнах.

Потребность в его создании продиктована, на первый взгляд, одним: Набережные Челны - это прежде всего КамАЗ, который не сегодня-завтра вынужден будет пойти на массовое сокращение персонала. Говорят о 20 тысячах человек, и понятно, что эта дивизия безработных может взорвать социальную стабильность не только в Автограде, но и во всей республике. Не сокращать - значит консервировать ситуацию, при которой каждый работник КамАЗА производит, условно, полавтомобиля в год, тогда как в мировой практике автомобилестроения нормой считается один работник - один автомобиль. Несоответствие этой норме уже стало препятствием для заключения договора о партнерстве со шведским концерном Scania, развития других международных проектов разделения труда, так что надо решаться.

Однако, по словам первого вице-премьера РТ Равиля Муратова, у парка "Мастер" есть и другая не менее важная задача.

- Индустриальные парки достаточно распространены в мире, - говорит Равиль Муратов, - но наш проект оригинален для республики: КамАЗ первым из бюджетообразующих предприятий пошел по такой схеме взаимоотношений крупного бизнеса с малым. Для последнего будут созданы условия, предоставлены по низкой арендной плате производственные площади, оказаны другие услуги, индустриальный парк получит от КамАЗа долгосрочный заказ на поставку комплектующих. Концепция парка построена на сближении производств автомобилей и автокомпонентов, привлечении к участию предприятий малого и среднего бизнеса, развитии гибких технологических линий и, в конечном счете, повышении конкурентоспособность автомобиля.

В конце февраля в Челнах было проведено с участием руководства города последнее "прикидочное" совещание по деталям формирования технопарка "Мастер" на базе ЗАО "Ремдизель" - дочернего предприятия ОАО "КамАЗ", а уже 25

марта совет директоров ОАО одобрил концепцию создания индустриального парка "Мастер". Одновременно Кабмин РТ принял постановление о создании парка и выделении из республиканского бюджета на эти цели 150 млн рублей. В апреле грядет официальная презентация проекта, и он перейдет в практическую плоскость.

Свой технопарк намерены заложить татарстанские нефтяники - в городе Лениногорск. Насколько этот проект будет инновационно-ориентированным, пока можно только гадать, однако очевидно, что и для "Татнефти", и для администраций городов юго-востока республики головной

болью является все то же высвобождение рабочих рук, в том числе уже исподволь идущие процессы сокращения персонала в структурах нефтяной компании. Так что, вероятнее всего, "нефтяной" технопарк будет в первую очередь решать задачи

создания новых рабочих мест через развитие малого предпринимательства, то есть окажется, по существу, "бизнес-инкубатором".

И уж совсем громкое заявление прозвучало на февральском совещании руководства местной администрации и республиканского Агентства по развитию предпринимательства в соседнем с Лениногорском городе Бугульме. Здесь замахнулись на создание технополиса - не меньше. Кажется, участники совещания просто не представляют себе, что такое технополис, иначе вряд ли бы заговорили о нем в депрессивном городе с населением около 80 тысяч человек, где размещен единственный отраслевой институт (ТатНИПИнефть) и пяток заводов средней руки, также работающих в основном на нефтяников.

Гораздо более реальную позицию заняли участвовавшие в названном совещании представители малого и среднего бизнеса, которые говорили о вариантах облегченного получения кредитов. Но и здесь, как показывает элементарный анализ, хватает маниловщины. Согласно данным агентства "Татар-информ", приведенным в отчете с мероприятия, в Бугульме и районе зарегистрировано более семи тысяч субъектов малого бизнеса. Но занято в этом секторе экономики всего 3 тысячи 600 человек, то есть по полчеловека на каждую зарегистрированную бизнес-структуру. А произвели бугульминские предприниматели в 2003 году товаров и услуг менее чем на 900 миллионов рублей, то есть по две с небольшим тысячи рублей в месяц на каждого "занятого" малого предпринимателя, или по тысяче рублей на каждую зарегистрированную бизнес-структуру. О каких льготных кредитах, а уж тем более технополисах можно при этом говорить, непонятно. Зато наглядно видно, как могут низводится до анекдота самые серьезные и перспективные идеи.

"Золотая Долина" России

Прототипом современной модели российских технопарков считается созданный в СССР в 1956 году Новосибирский научный городок (Академгородок).

Он до сих пор остается образцом научного поселения, который претворял в жизнь некоторые существенные принципы инновационных технологий ХХ века и, кстати, который после знакомства в 1971 году американских журналистов с его "Золотой Долиной", как говорят, повлиял на название "Кремниевая долина".

В конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века начинается формирование первой волны российских технопарков. Большая часть их организуется в высшей школе. Эти технопарки не имели развитой инфраструктуры, недвижимости, подготовленных команд менеджеров. Они часто создавались и рассматривались как одно из подразделений вуза. В своем большинстве они не представляли собой реально действующие структуры, инициирующие, создающие и поддерживающие малые инновационные предприятия. Это, по сути, была пока еще лишь заявка на создание технопарка.

В 1990 году формируется и начинает реализовываться Госкомитетом СССР по народному образованию программа создания и развития технопарков. Правопреемником этой программы стало Минобразования Российской Федерации.

Тогда же создается и начинает свою работу Ассоциация "Технопарк". Главным направлением ее деятельности стали изучение и адаптация к российским условиям зарубежного опыта создания технопарков, разработка концепции создания в России собственных технопарков. А кроме того, пропаганда и разъяснение сущности технопарка как наиболее эффективной формы обеспечения развития малого инновационного предпринимательства.

В немалой степени благодаря усилиям Ассоциации "Технопарк" в эти годы наблюдается бурный рост числа организованных и зарегистрированных технопарков. Если в 1990 году их было всего два, то через три года - 43. Первый технопарк в Российской Федерации - "Томский научно-технологический парк" был создан в 1990 году. Сейчас по количеству технопарков Россия занимает пятое место в мире, около 100 технопарков номинально действуют в 35 ее регионах.



Неброская классика

"Классический" технопарк функционирует в поле так называемых зонтичных структур. Это - бизнес-инкубаторы, инновационные и инжиниринг-центры, которые призваны обслуживать начинающих предпринимателей, ученых, разработчиков в сфере высоких технологий (hi-tech), чтобы обеспечить быстрое доведение проектов и бизнес-планов до стадии как минимум малосерийного, а как максимум - массового производства.

Традиционная схема предполагает, что автор идеи представляет администрации технопарка свой проект в виде бизнес-плана. Если он одобряется, то с автором заключается контракт (обычно на 2-3 года), и автор становится клиентом технопарка. Ему предоставляют производственный модуль, он на льготных условиях пользуются телекоммуникационными услугами, бухгалтерией, консультациями управленцев, юристов технопарка и т. п.

Для оплаты этих услуг и других расходов, связанных с выполнением проекта, клиенты получают от технопарка кредит (иногда его предоставляют банки или заинтересованные фирмы).

Такой зонтичный сервис начинает приносить доход технопарку (а значит, и вузу или научному центру, обычно учреждающему технопарк), если проект успешно реализуется в производстве. В 30 случаях из ста дело выгорает, в 70 случаях прогорает.

Наиболее организационно близкой технопарку структурой является бизнес-инкубатор. Он полностью ориентирован на посторонних клиентов. Это чисто коммерческая структура, призванная оживлять малый бизнес, и потому она часто субсидируется государством (например, в США, Финляндии, Швеции). Инкубатор не ориентирован исключительно на hi-tech, что обязательно для технопарка, а может реализовывать самые разные проекты, например.

Большинство клиентов технопарка так никогда и не станут бизнесменами - они выполнят проект, внедрят свою разработку и вернутся в научную лабораторию. Инкубатор же готовит бизнесменов.

Несмотря на сильные различия в экономических условиях разных стран, технопарк - это некая дружественная среда, в которой обеспечивается высокая выживаемость малых фирм наукоемкого производства, благоприятные условия для их развития.



Зачинатели и продолжатели

Начало технопаркам положил в конце 50-х годов прошлого века Стэнфордский университет (США, штат Калифорния). Университету принадлежал пустующий участок земли с некоторыми строениями. И то, и другое он начал сдавать их в аренду автономным малым предприятиям и компаниям, бурно развивавшимся за счет военных заказов федерального правительства, для размещения ими своих подразделений, работающих в области высоких технологий. При этом арендаторы поддерживали тесные рабочие контакты с университетом.

В технопарке начинали свою деятельность такие известные фирмы, как "Хьюлетт-Паккард" и "Полароид". Именно этот технопарк положил начало знаменитой Кремниевой долине.

Деталь: для того, чтобы завершить формирование инфраструктуры и сдать в аренду всю свободную землю научного парка, потребовалось 30 лет.

По-видимому, в силу долгосрочности проекта вначале количество технопарков в США росло медленно, однако администрации ряда штатов (например, Северной Каролины) оценили перспективы вклада технопарков в развитие экономики и стали всемерно содействовать их формированию. Бум технопарков в США пришелся на 80-е годы прошлого века, и сегодня здесь насчитывается более 160 технопарков (примерно треть имеющихся в мире).

В Европе технопарки появились в начале 70-х годов. Одними из первых были Исследовательский парк Университета Хэриот-Уатт в Эдинбурге; научный парк Тринити колледж в Кембридже; Левен-ла-Нев в Бельгии; София-Антиполис в Ницце и Зона научных и технических нововведений и производства (ZIRST) в Гренобле. Они повторили раннюю модель технопарков США, особенность которой - наличие одного учредителя, а основной вид деятельности - сдача земли в аренду собственникам наукоемких фирм.



Там, за горизонтом…

В США и Великобритании в настоящее время выделяются так называемые "научные парки" и "исследовательские парки", отличающиеся от первых тем, что в их рамках новшества разрабатываются только до стадии технического прототипа. Кроме того, продолжают действовать "инкубаторы" (в США) и инновационные центры (в Великобритании и Западной Европе), в рамках которых университеты "дают приют" вновь возникающим компаниям, предоставляя им за относительно умеренную арендную плату землю, помещения, доступ к лабораторному оборудованию и услугам.

Классическая японская модель предполагает строительство совершенно новых городов - так называемых "технополисов", сосредотачивающих научные исследования в передовых и пионерных отраслях и наукоемкое промышленное производство. Проект "Технополис" был принят к реализации на государственном уровне в 1982 году.

Для размещения "технополисов" было выделено 19 зон на четырех островах, причем так, что они располагаются не далее, чем в 30 минутах езды от своих "городов-родителей" (с населением не менее 200 тысяч человек) и в пределах 1 дня езды от Токио, Нагои или Осаки. Большинство "технополисов" создают центры "пограничной технологии" - инкубаторы совместных исследований и венчурного бизнеса.

Строительство "технополисов" финансируется на региональном уровне - за счет местных налогов и взносов корпораций.





На снимке: технопарку "Идея" предлагают новую технологию банка крови
2
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии