08.10.2004 Культура

Вечно второй

Наш выдающийся земляк, один из лучших танцоров мира Ирек Мухамедов отметил в эти дни свой сорокапятилетний юбилей.

Осенью 1997 года Мухамедов, впервые после эмиграции, приехал в Казань по приглашению директора оперного театра Рауфаля Мухаметзянова. Встречали его как героя - корзины цветов, пресс-конференция на вокзале. В целом визит был традиционным - непременная встреча с первой учительницей, фотографии с родственниками, интервью. Мухамедов принял участие в трех спектаклях нашего театра, продемонстрировав отличную творческую форму. Велись переговоры о дальнейшем сотрудничестве, которые пока не нашли воплощения в жизнь. Гостя решили порадовать и повезли на экскурсию в Раифский Богородицкий мужской монастырь. Был серый дождливый день, Мухамедов вылез из машины и, проявив искренний интерес, прослушал всю экскурсию, которую провел для него наместник обители архимандрит Всеволод. Затем поставил свечи у чудотворного Грузинского образа Божьей Матери - Мухамедов мусульманин, он просто отдал дань вежливости религии своей православной жены. А потом гости и хозяева дружно отправились пить чай в трапезную, и балетную “звезду” не смутил скромный стол (день был постный), он с аппетитом пил чай из раифской воды вприкуску с карамельками и, встав из-за стола, оставил трогательную надпись в книге отзывов.

Было что-то неуловимо грустное в этом осеннем приезде артиста на родину. Он, такой успешный и популярный, покоривший лучшие сцены мира, в том числе и легендарную площадку “Ковент-Гардена”, все равно был “вечно вторым”, “летающим татарином номер два”, потому что первым навсегда остался Рудольф Нуреев.

Благополучный солист Большого театра Ирек Мухамедов эмигрировал на Запад, как он сам говорил, отнюдь не по политическим мотивам. Начались девяностые годы, страна задыхалась от нестабильности. Впрочем, политики не было и отъезде двух его предтеч - Нуреева и Барышникова. Сергей Довлатов шутил: “Можно сделать такую рекламу “Аэрофлоту”: лайнер и на его фоне фотографии Нуреева, Барышникова и Мухамедова и слоган “Летайте самолетами “Аэрофлота”. В Большом Ирек был любимцем Григоровича, танцевал Спартака (был самым молодым исполнителем этой партии) и Ивана Грозного, исполнял главную партию в “Щелкунчике”. Оказавшись на Западе, без работы не остался, практически сразу стал ведущим солистом “Ковент-Гардена”, принял участие в “Лебедином озере”, “Жизели”, “Манон”... Но - самое главное - один из интереснейших балетмейстеров мира Кеннет Макмиллан начал ставить спектакли специально на Мухамедова. “Зимние грезы”, “Анастасия” и, наконец, романтический балет о бессмертной любви одного из европейских монархов - “Майерлинг”. Во время премьеры, практически в зале, Макмиллан умер от сердечного приступа. Ирек узнал об этом только после окончания спектакля. До сих пор, если Мухамедова приглашают принять участие в спектакле с хореографией Макмиллана, он откладывает все дела и летит.

Увы, настал день, когда “Ковент-Гарден” не продлил контракт с Мухамедовым, и он стал только “приглашенным солистом”, но сказать, что творческая жизнь танцовщика на этом закончилась или стала менее насыщенной, было бы абсолютной неправдой. Он трижды - в Английский Королевский балет, в Английский национальный балет и в Шотландский балет - баллотировался на должность руководителя труппы. Трижды ему было отказано, но Мухамедов не унывает и шутит - очевидно, “что-то не то говорил”. Он ставит спектакли во многих театрах мира. Его авангардная постановка “Лебединого озера” в театре Вельком в Варшаве вызвала противоречивые отзывы, но никто не отрицал, что она нова и любопытна. В поставленном им балете “Принц и Нищий” одну партию исполнила дочь Александра, которая намерена всерьез заниматься балетом. Младший сын Максим больше склонен в будущем заняться автомобильным дизайном. Жена Маша, в прошлом балерина, на Западе не выступала и всю себя посвятила мужу и детям, а также уходу за садом - семья Мухамедовых недавно переехала из Лондона за город, купив очередной дом.

Ирек Мухамедов находится в прекрасной форме - при росте 178 сантиметров он весит 78 килограммов. У него строгий распорядок дня - подъем непременно в 6 утра. Он говорит, что самое главное в исполнении партии русским артистом - это душа, именно ее проявления ждут в танце зрители. А из танцовщиков, что ему ближе всего по духу, называет Рудольфа Нуреева.

Кстати, они оба родились в марте под созвездием Рыб.
34
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии