Почему мы умираем? Законы физики и другие досадные препятствия на пути к вечной жизни

Автор

С 50 000 г. до н.э. по 2017 г. н.э. родились примерно 108 млрд человек. Сейчас на Землеживут около 7,5 млрд. Следовательно, соотношение мертвых к живым составляет 14,1 к 1: всего 7% когда-либо живших людей живы сейчас. Эти цифры приводит в своей книге «Небеса на земле. Научный взгляд на загробную жизнь, бессмертие и утопии» Майкл Шермер, историк и популяризатор науки, главный редактор журнала Sceptic. Книга Шермера выходит в конце декабря в издательстве «Альпина нон-фикшн». Republic публикует фрагмент из главы «Почему мы умираем. Смертный индивид и бессмертный вид» (в тексте сделаны некоторые сокращения).

Почему мы вообще ⁠должны умирать? Почему Бог или Природа ⁠не могли наделить нас бессмертием? Отвечая на этот вопрос, мы должны ⁠проводить различие между ближайшими непосредственными причинами ⁠и отдаленными фундаментальнымипричинами смерти. Непосредственные причины объясняют, как именно нечто функционирует определенным образом, а фундаментальные – почему в принципе это должно быть именно так. 

Секс также можно объяснить с позиций непосредственной и фундаментальной причин. Непосредственно секс доставляет удовольствие, потому что половые органы имеют богатую иннервацию, преобразующую прикосновения в нейрохимические сигналы, которые регистрируются в областях головного мозга, связанных с удовольствием, таких как островок и передняя поясная кора.

Фундаментально секс ощущается как удовольствие, потому что это эволюционный путь сохранения вида, и естественный отбор благоприятствовал особям, получавшим удовольствие от секса. Те, кому это было неприятно или все равно, проиграли конкуренцию, поскольку оставляли меньше потомства. 

Непосредственные причины смерти кажутся нам очевидными. Так, наши исходные предположения о том, что, скорее всего, убьет нас, – террористическая атака, нападение акулы, землетрясение, ураган, удар молнии, полицейский беспредел, пчелы-убийцы – обусловлены содержанием вечерних выпусков новостей в тот момент, когда мы об этом думаем.

В действительности все это вряд ли нас погубит. По данным ВОЗ, десять главных причин смерти – это ишемическая болезнь сердца, инсульт, хроническая обструктивная болезнь легких, респираторные инфекции нижних дыхательных путей, рак трахеи / бронхов / легких, ВИЧ / СПИД, острые кишечные инфекции, диабет, автокатастрофа и гипертензивная кардиомиопатия.

Другие распространенные угрозы, гораздо более вероятные, чем террористы или акулы, – это рак (печени, толстой и прямой кишки, груди, кожи, простаты, шейки матки, поджелудочной железы и т. д.), отравление, падение, утопление, пожар, ранение, передозировка наркотиков и, если вы живете в Соединенных Штатах, огнестрельное оружие – от его применения, самоубийств с его использованием и несчастных случаев с ним ежегодно гибнет столько же американцев, сколько в автомобильных авариях (33 636 и 33804 человек соответственно, по данным 2013 г.).

Фундаментальная причина смерти долгое время не представляла тайны для верующих, убежденных, что смерть есть просто переход от одного этапа к другому. Эта жизнь – временная сцена, на которой мы существуем и получаем божественный сценарий следующего акта. В религиозном мировосприятии смерть не требует иного объяснения, кроме утверждения «такова воля Божья»: смерть является частью Божественного замысла, который откроется нам, когда мы уйдем в жизнь иную. Кому-то это служит утешением, но это не ответ на вопрос, почему физическая жизнь, даже с религиозной точки зрения, должна заканчиваться или трансформироваться из биологической в духовную. 

Для ученых фундаментальный ответ на вопрос, почему мы стареем и умираем, начинается (и заканчивается) вторым законом термодинамики, гарантирующим постепенный упадок и в очень далекой перспективе – конец Вселенной. Его действие приводит к энтропии и распространяется на замкнутые системы, какой является Вселенная. Так что да, в конечном счете, нас – Землю, Солнце и саму Вселенную со всеми ее формами жизни – ждет неизбежный конец.

Однако Земля – открытая система, поскольку получает энергию от Солнца. В принципе, пока существует источник энергии, питающий открытую систему, жизнь может продолжаться по крайней мере еще 4 млрд лет, до того момента, когда Солнце расширится и поглотит Землю. Почему отдельный организм не может жить бесконечно долго в этот промежуток времени? 

Некоторые организмы так и делают. Они словно бы не стареют (по крайней мере, старятся в пренебрежимо малой степени): ряд сухопутных и морских черепах, атлантический осетр, алеутский ерш, омар. Весьма вероятно, что биологически бессмертны гидры. В 2016 г. ученые открыли гренландскую акулу, являющуюся, вероятно, самым долгоживущим позвоночным: 392±120 лет, то есть от 272 до 512 лет. Согласно расчетам, одна особь родилась в 1504 г., за 60 лет до Шекспира! 

Еще больше впечатляют тихоходки – выводящиеся в воде восьминогие микроскопические беспозвоночные примерно в полмиллиметра длиной, обнаруживаемые практически повсюду на Земле и выдерживающие температуры от −271 °С до 100 °С, атмосферное давление в шесть раз больше, чем на дне глубочайших океанских впадин, радиацию в сотни раз выше смертельной для человека, отсутствие воды и пищи в течение десятилетий и даже вакуум открытого космоса. Они также способны к криптобиозу, состоянию, когда все метаболические процессы практически останавливаются, но организм не погибает, – в таком состоянии, близком к клинической смерти, они могут находиться тысячи лет.

Если это могут тихоходки, почему не могут люди? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно дать строгое определение старения. Согласно статье «Процесс старения и возможные меры продления продолжительности жизни» (2007) в журнале Clinical Interventions in Aging, старение «принято определять как накопление с возрастом разнообразных вредных изменений в клетках и тканях, обусловливающих растущий риск болезни и смерти». Существуют сотни теорий старения, и этот разброс мнений означает, что мы далеки от выработки решений по замедлению или остановке процесса старения, не говоря уже о том, чтобы обратить его вспять.

На сегодняшний день в качестве главных причин физического и биологического упадка чаще всего упоминаются теория старения под воздействием свободных радикалов и связанная с ней митохондриальная теория старения. В процессе митохондриального дыхания – выработки энергии в ходе преобразования макроэлементов в АТФ (аденозин трифосфат) с использованием кислорода в митохондриях клеток – образуются продукты окисления – свободные радикалы, которые разрушают ДНК, белки и липиды, поскольку имеют свободный электрон, стремящийся образовать пару с электроном ближайших молекул. 

Разрушение атомных связей в молекулах может приводить к раку, к образованию артериальных бляшек, чреватых сердечно-сосудистыми заболеваниями и инсультом. Антиоксиданты способны уменьшить ущерб от свободных радикалов, потому что могут лишиться электрона, сами не превратившись в свободные радикалы. Отсюда бесчисленные антиоксидантные пищевые добавки в форме витаминов А, С и Е.

К несчастью для этой, в остальном последовательной, теории, обзорная статья в журнале Free Radical Biological Medicine делает вывод: «Имеющихся у нас свидетельств недостаточно, чтобы заключить, что прием витаминов-антиоксидантов существенно снижает ущерб, наносимый свободными радикалами человеку».

Самые обнадеживающие исследования повышения верхнего предела долголетия связаны с теломерной теорией старения, выдвинутой врачом и специалистом по старению Леонардом Хейфликом, который прославился открытием «предела Хейфлика» – количества делений нормальной человеческой клетки, прежде чем она перестает делиться.

Причина этого связана с теломерами, повторяющимися нуклеотидными сегментами в конце молекул ДНК, часть которых утрачивается всякий раз, когда молекула ДНК реплицируется. Когда их не остается, клетка не может больше делиться. Существует зависимость между укорачиванием теломер и проявлением признаков старения, и ученые установили, что фермент теломераза замедляет процесс укорачивания и, возможно, способен отсрочить старение.

Хорошая новость: существуют бессмертные клетки, с которыми этого не происходит. Плохая новость: это раковые клетки, и нужно исхитриться, чтобы любое «лекарство» против старения с использованием теломер не вызывало заодно рак.

Однако источник надежды не пересыхает, и в 2016 г. журнал Scientific American сообщил в статье с интригующим названием «Действительно ли 100 – это новые 80?» о многообещающих предварительных результатах изучения антивозрастных свойств метформина – лекарства от диабета, допущенного Управлением по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами к клиническим испытаниям в 2015 г.

Другое популярное антивозрастное чудо-средство – гормонозаместительная терапия – может быть эффективно против ряда краткосрочных нарушений вроде снижения мышечной массы и силы у стареющих мужчин и постменопаузы у женщин, но его долго срочные побочные эффекты пока не изучены, а замедление процесса старения не доказано. 

Жесткое ограничение калорийности пищи как будто замедляет старение и повышает максимальную продолжительность жизни у немногочисленных биологических видов, таких как дрожжи, плодовые мушки, черви, грызуны и рыбы, но неясно, подействует ли эта мера на людей, даже если вы не против прожить остаток жизни с постоянным чувством голода. Кто-то пошутил: «Вы называете это жизнью? Я – нет».

Иллюстрация: Пабло Пикассо. Смерть Касагемаса.

(Карлос Касагемас известен как лучший друг Пабло Пикассо, с которым они вместе провели годы, когда Пикассо жил в Барселоне. Они были неразлучны, открыли общую мастерскую, посещали богемные мероприятия и бары, и были искренне преданы друг другу. Касагемас покончил жизнь самоубийством (застрелился) из-за некоей парижанки Жермен.)

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии