Тереза Мэй бьётся за Брекзит
16.03.2019 Политика

О Брекзите в доступной форме

Автор
Фото
24tm.ru

Интрига вокруг выхода Британии из Евросоюза (Брекзит) становится всё запутаннее, и кажется, что либо парламентарии и правительство Мэй сами не знают, как выпутаться из ситуации, либо, валяя дурака, потихоньку готовят новый референдум, который отменит результаты предыдущего и о Брекзите забудут, как о страшном сне. Кто и за что борется на самом деле и каков расклад сил в Вестминстере рассказывает блогер  Ostap Karmodi.

События, происходящие в британском парламенте, вызывают всё большее недоумение. Парламентарии голосуют за вроде бы противоречащие друг другу законопроекты и то собираются выходить из ЕС, то вроде нет, то вдруг опять собираются. Уже, кажется, весь мир смеется над британцами, которые сами не знают, чего хотят.

На самом деле британцы вообще и депутаты британского парламента в частности отлично знают чего они хотят. Просто хотят они разного. Чтобы разобраться в том, что в последние месяцы происходит с Брекзитом, нужно понять позиции основных игроков. А для этого необходимо знать расклад сил в Палате общин.

Но для началаиз-за чего сейчас ломают копья власти Британии и ЕС.

Британия и Европейский Союз пытаются заключить договор об их взаимоотношениях после Брекзита. Но заключить этот договор никак не получается. Главная причина этого состоит в предлагаемых ЕС условиях. Европейские власти настаивают на том, чтобы и после выхода Соединенного королевства из ЕС, граница между Северной Ирландией и ЕС (то есть просто Ирландией) оставалась открытой.

Британия тоже за открытую границу, но ЕС настаивает, что открытая граница возможна только в том случае, если Северная Ирландия останется в единой европейской таможенной зоне и, в основном, в рамках Общего европейского экономического пространства, даже если всё остальное Соединенное Королевство из них выходит.

Для Британии это означает две вещи.

Во-первых, на территории Северной Ирландии по сути будут действовать не британские законы, а законы ЕС.

Во-вторых, если между Британией и ЕС будет граница, а между Северной Ирландией и ЕС её не будет, это автоматически будет означать возникновение границы между Северной Ирландией и остальными частями Соединенного Королевства.

Договор о Брекзите, который ЕС предлагает сейчас англичанам, временный. Это, по сути договор о том, что стороны продолжат договариваться. Но в нем есть так называемый стопор (backstop)— пункт о том, что если Британия и ЕС не договорятся, то Северная Ирландия останется в зоне законов ЕС на неопределенное время. И нынешняя версия договора не дает англичанам никакой возможности это изменить.

То есть, если в Лондоне примут условия Брюсселя, Северная Ирландия, юридически оставаясь в составе Соединенного Королевства, на деле будет от него отторгнута и превратится в колонию ЕСи у Лондона не будет никакой законной возможности это оспорить.

Британцы на это пойти, разумеется, не могути именно из-за пункта об ирландском стопоре договор уже два раза с треском провалился в британском парламенте.

Но если англичане не хотят такого договора, то чего же они хотят?

Все они хотят разного.

В Палате общин заседает 650 человек, но одно место сейчас не занято, и ещё одно занимает неголосующий спикер. Плюс, в парламенте заседает фракция ирландских сепаратистов из семи человек, которая принципиально не принимает участия ни в одном голосовании. Оставшиеся депутаты (641 человек) делятся на правящую коалицию и оппозицию.

Коалиция до последнего момента состояла из 327 человек317 Консерваторов-Тори и 10 членов северно-ирландской Демократической юнионистской партии. Но на прошлой неделе 3 Тори вышли из фракции и стали независимыми депутатами. Так что у коалиции осталась 324 депутата.

В голосующей оппозиции состоит 317 человек. В основном это Лейбористы245 человек. Плюс 35 шотландских националистов, 11 Либеральных демократов, 10 независимых, вышедших недавно из консервативной и лейбористской фракций, 4 валлийских националиста и одна представительница Зеленых.

Но в отношении Брекзита это деление не работает. Партийные линии стираются и вместо них появляются совсем другие. Вот они:

  1. Партия “Валим отсюда!”. Приблизительно 90 членов. Состоит главным образом из консерваторов (75), ирландских юнионистов (10) и примерно 5 примкнувших к ним лейбористов. Выступает за как можно более полное и окончательное отделение Британии от ЕС, не боится выхода Британии из ЕС без всякого договора.
  2. Партия “Берем что дают”. Приблизительно 200 членовглавным образом Тори, плюс примерно десяток примкнувших к ним лейбористов и независимых. Выступает за выход Британии из ЕС, раз уж так решил народ в 2016 году, но такой, чтобы сохранить с ЕС максимально тесные связи. Согласны на любые предлагаемые ЕС условия.
  3. Партия “Никуда не пойдем”. Приблизительно 120 членов: все шотландские и валлийские националисты, все либеральные демократы, все независимые и около 60 лейбористов. Выступает за сохранение Великобритании в составе ЕС и повторный референдум как средство этого достичь.
  4. Партия “Может всё-таки договоримся?”. Приблизительно 50 человек: 45 консерваторов, плюс горстка лейбористов и независимых. Всё ещё надеются договориться с ЕС о взаимовыгодных условиях выхода.
  5. Партия “Ни мира ни войны”. Приблизительно 180 членов, все лейбористы. Надеются договориться с ЕС, но только сами, когда возьмут власть. А пока они в оппозиции, голосуют против любого внесенного правительством консерваторов предложения, независимо от того, что там говорится.

Из этого расклада и вытекает патовая ситуация в Британском парламенте. Для принятия любого решения нужен 321 голос, но при нынешнем раскладе сил набрать эти голоса невозможно. Соответственно, чтобы завалить любое предложение, тоже нужен 321 голос.

Какие у англичан есть варианты?

  1. Выйти по предлагаемому ЕС договору.
  2. Выйти без договора.
  3. Не выходить вообще.
  4. Заключить с ЕС другой договор.

Вариант 1, выйти с заключенным Мэй договором, не набирает в парламенте большинства: “Вон отсюда!” голосуют против него потому что договор реально очень плохой, “Никуда мы не пойдем”потому что вообще не хотят выходить из ЕС, “Ни мира, ни войны”— потому что они всегда голосуют против правительства. Это уже 390 голосов против.

Вариант 2, выйти без договора, не набирает большинства, потому что за выступают только “Вон отсюда!” к которым при определенных условиях могут присоединиться “Может всё-таки договоримся?” Это максимум 140 голосов.

Вариант 3, не выходить вообще, не набирает большинства, потому что за такой расклад голосует одна “Никуда не пойдет” (120 голосов), да и то не вся. Даже если оппозиционная “Ни мира ни войны” вдруг решит поддержать этот вариант, он наберет только 300 голосов, при необходимых 321. Остальные три группы проголосуют против.

Наконец, вариант 4, выйти из ЕС с нормальным договором, теоретически мог бы получить необходимый 321 голос— за него проголосовали бы и “Берем что дают” и “Может всё-таки договоримся?” и, если договор будет действительно хорошим, даже большая часть “Вон отсюда!”. Но увы, заключать нормальный договор, без фактического отторжения Северной Ирландии, ЕС наотрез отказывается.

Интересно, что такой же разброс мнений и среди населения. По данным последнего, опубликованного позавчера, опроса, выходить из ЕС без договора хочет только 25% британцев, устраивать повторный референдумтолько 29%, а заключенный Мэй и отвергнутый парламентом договор поддерживает и вовсе жалких 15%.

В результате депутаты смогли принять единственное решениеони проголосовали за короткую и условную острочку Брекзита. Короткую, потому что только до конца июня. Условную, потому что она включится только если депутаты утвердят заключенный Мэй договор, который она собирается в третий раз поставить на голосование на следующей неделе.

Вероятность того, что депутаты утвердят договор с третьего раза, исчезающе мала. Для этого Мэй нужно почти 80 дополнительных голосов, которые ей взять просто негде.

Если же её договор не утвердят и в третий раз. Мэй грозится отложить выход Британии из ЕС аж на два года.

Пройдет ли этот вариант с длинной отсрочкой, сказать очень сложно. Теоретически, за него могут проголосовать “Берем что дают” и “Никуда не пойдем”остальные почти точно проголосуют против. В сумме эти две фракции набирают примерно 320 голосовно именно примерно. Если хотя бы пара человек из этих двух фракций откажется голосовать за то, чтобы 2 года жить в лимбо, и этот вариант тоже не пройдет.

В таком случае Британию и ЕС ждет развод по жесткому варианту, независимо от желания парламентариевпотому что именно жесткий Брекзит является опцией по умолчанию, автоматически включающейся, когда ни один из остальных вариантов не набирает большинства.

Но даже если Мэй удастся набрать необходимое большинство для того, чтобы продлить переходный период до 2021 года, это еще не значит, что Британия ещё два года будет частью ЕС. Ирландские юнионисты уже заявили, что откладывать Брекзит на два годаэто “пинать банку вниз по дороге” (английская поговорка, означающая откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня) и в этом случае банку лучше опустошитьочевидно намекая на то, что если Мэй попробует отложить Брекзит на такой долгий срок, то Юнионисты выйдут из коалиции и поддержат досрочные выборы. Лидер Лейбористов Корбин только и ждет этого шанса, чтобы объявить вотум недоверия правительству.

Так что с каждым днем становится всё более вероятным, что вопрос Брекзита скоро будут решать совсем другие люди. И даже, не исключено, совсем новая партия. Создаваемая ушедшим из UKIP Найджелом Фараджем новая “Партия Брекзита” в последние недели регистрирует небывалый приток сторонников. В варианте, при котором та половина британцев, которая голосовала за Брекзит, поддержит на выборах эту новую партию, разочаровавшись в дееспособности Консерваторов и Лейбористов, нет ничего невозможного.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии