17.12.2018 Политика

Приморский волнорез. Во что обойдется Кремлю победа Кожемяко в Приморье

Фото
youtube.com

Мобилизовав все возможные кнуты и пряники, президентская администрация смогла добиться победы в Приморье, но повторить то же самое сразу в нескольких регионах будет затруднительно: на такую дорогостоящую затею не хватит ни сил, ни ресурсов, считает журналист Андрей Перцев и прочит кремлевской администрации в своей колонке на Carnegie.ru  нелёгкую жизнь на грядущих в 2019 году выборах в так называемых сложных регионах.

Затянувшиеся на три месяца выборы главы Приморья завершились победой врио губернатора Олега Кожемяко, который набрал 62% голосов. Этот результат был очень важен для федерального центра, не смирившегося с тем, что первый выдвиженец от власти – Андрей Тарасенко фактически проиграл сентябрьские выборы, а их результаты пришлось отменять и назначать как бы новую кампанию.

Формально она выиграна, но Кремлю все равно приходится оправдываться. Эксперты уже обнаружили признаки переписывания итоговых протоколов в участковых комиссиях, а приложенные центром усилия явно не стоят даже официальных результатов. Скорее всего, не стоят их и проблемы, которые вскоре появятся в других регионах из-за кампании Кожемяко.

Все для Приморья

На жителей Приморского края, показавших протестный настрой, пролился дождь из обещаний и посулов. Кремль в отдельно взятом субъекте ломал гласные и негласные правила региональной политики.

Не хотите варяга – получайте местного (Олег Кожемяко входил в команду экс-главы Приморья Евгения Наздратенко). Беспокоит плата за систему ГЛОНАСС? Мы готовы отменить ее для Дальневосточного федерального округа. Надо больше рейсов «Аэрофлота»? Пожалуйста! Считаете себя неофициальной столицей Дальнего Востока? Становитесь официальной – перенесем к вам столицу из Хабаровска. Хотите выбирать мэров и глав районов? Выбирайте!

На встречах с жителями Олег Кожемяко раздавал и более мелкие обещания: благоустройство конкретных дворов, парков, улиц, повышение зарплат, медицинские страховки. Врио увольнял чиновников, ругал Москву, которая забирает много, а возвращает мало. Доставалось и китайским соседям. Федеральный центр предложил приморцам столько, сколько не предлагал никому. 

Технологические усилия тоже впечатляли. За кампанией в крае непосредственно во Владивостоке наблюдал ближайший соратник первого замглавы администрации президента, глава президентского управления по Госсовету Александр Харичев. На Олега Кожемяко работали почти все сотрудничающие с властью политтехнологические команды – «ИМА-Консалтинг», «Бакстер-групп» и отдельные мэтры избирательных технологий. В крае оказался председатель Ярославского облизбиркома, опытный специалист по избирательному законодательству Олег Захаров (сам он заявлял, что находится в отпуске у друзей).

Кандидату от власти проиграть в таких условиях, казалось бы, просто невозможно, даже если бы у него были сильные конкуренты. Однако того же Андрея Ищенко, вышедшего в сентябре во второй тур от КПРФ, не допустили до выборов – ему якобы не хватило действительных депутатских подписей для прохождения муниципального фильтра. Снять с кампании пришлось и технического кандидата от «Патриотов России» Игоря Степаненко – решили, что он работает в том же поле, что и Кожемяко.

Другие конкуренты врио – Андрей Андрейченко (ЛДПР), Роза Чемерис («За женщин России») и Андрей Тимченко (Партия роста) толком кампанию не вели. А как говорят источники, близкие к администрации президента, курировали их агитацию и поведение близкие к Кремлю технологи. Власть, судя по всему, договорилась и с Ищенко, который не поддержил ни одного из кандидатов, а призвал приморцев портить бюллетени - заведомо провальная стратегия.

Понятно, зачем задабривание и усмирение протестного региона было нужно Кремлю и модераторам внутренней политики: внутриполитический блок АП должен был показать главному заказчику – Владимиру Путину, что умеет бороться со стихией. Увещевать, задабривать, подбирать нужных кандидатов. Показать, что уроки летней кампании выучены. Кроме того, центр должен был продемонстрировать влиятельным группам в других регионах, что с ситуацией он справляется, а местным игрокам не стоит даже пытаться оседлать протестную волну: на нее у Кремля есть свои волнорезы.

Игра по своим правилам

По сути, президентской администрации пришлось вести вокруг Приморья две пиар-кампании. Одна шла непосредственно в крае – Олег Кожемяко представал сильным лидером, капитаном Приморья, который готов дать отпор Москве и защитить интересы края. У жителей края не должно было возникать сомнений в его победе.

Вторая кампания шла в центре страны – в СМИ появлялась близкая к истине информация, что у Кожемяко не все так просто с рейтингами, что протестная волна до сих пор бушует, а воспользоваться ею может кандидат от ЛДПР Андрей Андрейченко. Вторая кампания нужна была для того, чтобы показать элитам и президенту, что победа Кожемяко ковалась в непростых условиях, но внутриполитический блок АП с ними справился.

Чтобы вопросов к победе не было, в регион направили десант депутатов Госдумы от ЛДПР, которые сейчас довольны результатами (25%) своего кандидата Андрея Андрейченко. Кроме того, «Голос» смог провести аж 23 своих наблюдателей в состав избиркомов. Какие уж тут вопросы к чистоте результатов Кожемяко?

Однако вопросы появились сразу же. 62% выглядят очень удобным результатом – с одной стороны, это далеко от второго тура, с другой – не превышает показатели Владимира Путина на президентских выборах. Кроме того, специалисты по распределению голосов обнаружили, что на многих участках проценты у кандидатов практически идеально совпадают: Кожемяко с удивительной стабильностью получает около 70%.

Практически сразу победу Олега Кожемяко начали оправдывать. Провластные эксперты, СМИ и телеграм-каналы похвалили внутриполитический блок АП, работавших на выборах политтехнологов и самого кандидата Кожемяко. Все сделано правильно, протестная волна сбита, бунтовавший регион усмирен и движется к процветанию с новым руководителем. Система прошла проверку на прочность и готова к новым непростым региональным выборам – все эти выводы на поверхности.

Действительно, Кремль и Олег Кожемяко победили, но победили по ими же придуманным правилам. Сентябрьских выборов как бы не было вовсе, реальность задвинули и попытались с учетом прошлых ошибок придумать новую. Устранили кандидата от КПРФ – Компартия вообще никого не выдвинула, построили кампанию на популизме и критике центра. Получилось так себе (кажется, итоги голосования все равно пришлось подправлять), но получилось же. Народ безмолвствует, протестов в Приморье нет. Но надолго ли?

Олегу Кожемяко придется исполнять обещания, в противном случае недовольство усилится: разочарование всегда сильнее изначального подозрения и неприятия. Неизбежно возникнут интриги на выборах мэров (если, конечно, их вернут, как обещали), а Кожемяко предпочитает жесткий стиль управления – на своих предыдущих губернаторских постах он отменял выборность муниципальной власти и сам назначал своих людей. В Приморье Кожемяко построил свой образ на борьбе с Москвой, но позволит ли ему центр делать это и дальше? 

Еще сложнее ситуация с тем, как выборы в Приморье повлияют на политическую ситуацию в стране в целом. Победа в третьем туре с кучей обещаний и уступок гражданам – явный намек, что в первых двух турах кандидата от власти, если он не обещает золотых гор, можно и прокатить. Местные влиятельные группы понимают, как ковалась приморская победа и как при желании такому сценарию можно противостоять.

Жители Хабаровского края остались обиженными – у них отняли статус столицы Дальневосточного округа, а в сентябре – выборы в заксобрание края, где обиду можно выплеснуть. Население Сахалина в недоумении – Олег Кожемяко многое обещал на выборах главы области три года назад и уехал, как в таких условиях избираться новому врио-варягу?

Мобилизовав все возможные кнуты и пряники, президентская администрация смогла добиться победы в Приморье, но повторить то же самое сразу в нескольких регионах будет затруднительно: на такую дорогостоящую затею не хватит ни сил, ни ресурсов. Можно успокаивать себя, что Приморье – особая, важная для президента территория, форпост на Дальнем Востоке, поэтому для такого региона не жалко применить и экстраординарные меры. Но выборов в сложных регионах и в следующем году будет немало.

Например, это Мурманская область, где сильны местные группы, а жители недовольны как губернатором из местных Мариной Ковтун, так и прошлым главой-варягом Дмитрием Дмитриенко. Это Хабаровский край, который уже проголосовал за губернатора от ЛДПР (в следующем году там выборы в заксобрание). Это Санкт-Петербург, где непопулярного Георгия Полтавченко, который не был ни ярким политиком, ни крепким хозяйственником, сменил такой же не политик и не хозяйственник Александр Беглов. Наконец, это Сахалин, где варяга Олега Кожемяко сменил варяг Валерий Лимаренко. Особой вольницы всем не предоставишь, как не направишь во все эти регионы все политтехнологические команды. Да и времени на федеральном ТВ, которое так часто показывало Олега Кожемяко, на всех не хватит. Кампания с надрывом по определению не может быть модельной.

На снимке: Олег Кожемяко с супругой.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии