22.08.2018 Техно

Почему переработка мусора даёт сбои

Фото
ria.ru

Как ни парадоксально, утилизация мусора – наименее экологичное занятие из всех, что доступны защитнику окружающей среды, утверждает канадское издание The Walrus. Аргументы, подтверждающие это, изложил на русском редактор раздела World Press издания Republic.ruДенис Шлянцев.

Как все устроено

Вот уже более 30 лет канадцы сортируют мусор – этому их начинают обучать еще со школьной скамьи. Согласно опросу, проведенному в 2011 году НКО Stewardship Ontario, три четверти жителей Онтарио считают еженедельный акт по сортировке и избавлению жилища от отходов своей первостепенной задачей по охране окружающей среды.

Канадцы полюбили синие мусорные контейнеры, ставшие своего рода символом утилизации отходов. Однако «их роль в наших сердцах и умах намного выше, чем их реальный эффект», считает комиссар по вопросам окружающей среды Онтарио Дианн Сакс. 

Рециклируемые (подлежащие переработке) отходы в огромных объемах выгружаются на конвейеры местных мусороперерабатывающих заводов. После этого их фильтруют с помощью различных устройств (включая магниты и оптические сортировщики) и вручную. Мусор из полученных в результате сортировки потоков – пластик, бумага, металл и так далее – упаковывается и спрессовывается в кубы. Затем их продают компаниям как в самой Канаде, так и по всему миру, которые перерабатывают мусор в другие товары потребления – туалетную бумагу, упаковку для яиц и тому подобное.

Переработка мусора, таким образом, по сути, обычный товарный бизнес, зависящий от спроса и предложения. Когда муниципалитеты производят больше перерабатываемого мусора, чем могут «переварить» рынки сбыта, ценность продукта снижается, и с Канадой начинают конкурировать другие страны. Ограничения рыночной системы означают, что две трети всех отходов Канады остается гнить на свалках.

Когда синие контейнеры ⁠для сбора перерабатываемого мусора впервые ⁠появились в Канаде, это выглядело революционно, и люди отреагировали на это с огромным ⁠энтузиазмом, вспоминает профессор Дэн ⁠Хорнвег из Института технологии при Университете Онтарио. Канадцы «по-настоящему хотели принять участие в сборе мусора для его последующей переработки». Однако эта программа была компромиссом, к которому пришли защитники окружающей среды, власти и индустрия прохладительных напитков.

Программа-компромисс

В середине 80-х в Онтарио представители индустрии прохладительных напитков согласились частично профинансировать программу по внедрению ящиков для утилизации мусора в обмен на разрешение перейти с возвратной стеклянной тары на более дешевые варианты, которые можно переработать. С помощью этой сделки была создана одна из самых популярных в мире программ по утилизации мусора, которая позже распространилась по всей стране. Однако она же предоставила индустрии право производить одноразовую тару – в каком-то смысле утилизация отходов стала оправданием расточительности отрасли. 

Ситуация ухудшается тем, что почти за две трети всего канадского мусора отвечают промышленный, коммерческий, непроизводственный и строительный секторы, которые в настоящее время обслуживают частные мусоровозы. Если компаниям будет невыгодна продажа вторсырья (это зависит от рыночных цен), то и переработка им будет малоинтересна. Все это означает, что можно сортировать мусор по всем правилам, но компания, которая отвечает за его вывоз, юридически не обязана его переработать. В Торонто, к примеру, 72% мусора, собранного жильцами многоквартирных домов, отправляются сразу на свалку. 

Онтарио – единственная провинция Канады, чья финансовая отчетность об утилизации мусора находится в открытом доступе. В 2016 году сбор мусора обошелся муниципальным властям в $347 млн, но от продажи мусора они выручили лишь $95 млн. Изначально идея была в том, что продажа вторсырья будет полностью окупать утилизацию, но этого так и не произошло. По словам Сакс, в этих синих контейнерах полно материалов, утилизация которых «обойдется в целое состояние». 

Ситуацию ухудшает то, что жители (или туристы) нередко путаются и могут выбросить не подлежащий или частично подлежащий переработке мусор в синий контейнер. Например, бумажно-пластиковый стаканчик для кофе на вынос. Согласно прошлогоднему докладу Сакс, благодаря синим контейнерам лишь 8% мусора провинции не доходят до местных свалок. В других провинциях Канады этот процент, возможно, еще ниже. 

Утилизация бытовых отходов сама по себе загрязняет окружающую среду – взять, к примеру, углеродный след, который образуется при их транспортировке. В сельских местностях, к примеру, сборщикам мусора приходится проезжать много километров, собирая вторсырье – с точки зрения экологии это вредно и бессмысленно, говорит Дэн Хорнвег. Если подсчитать выбросы углерода от транспортировки мусора, сортировки его на заводе и отправления переработанных отходов на рынки сбыта, можно прийти к выводу, что порой для экологии было бы лучше, чтобы этот мусор отправлялся на свалку. 

Отказ Китая от чужого мусора

В течение многих десятилетий Китай был рынком сбыта более половины пластиковых и бумажных отходов со всего мира, но в январе этого года страна объявила войну иностранному мусору, повысив стандарты качества для приобретаемого материала. Эффект от принятия новой политики последовал сразу же: экспорт отходов из пластика и утильсырья в Китай упал с 6700 (январь 2017-го) до 578 тонн (январь этого года). Экспорт бумажного мусора – с 53 000 до 15 800 тонн.

Какая-то часть невостребованного мусора отправилась на другие рынки (преимущественно в Юго-Восточной Азии и Индии), какая-то – осталась на свалках. Так, город Галифакс решил избавляться от своих пластиковых отходов на мусоросжигательных заводах. Калгари же (по данным на начало лета) так и не смог найти покупателей для 1000 тонн пластиковых контейнеров, в которых обычно продаются ягоды, и хранит более 7500 тонн бумажных отходов. 

Изменение политики Китая обнаружило дефекты канадской системы утилизации мусора. Чтобы справиться с проблемой, одной утилизации недостаточно.

Доклад Сакс был представлен законодателям Онтарио осенью прошлого года. Провинция уже некоторое время пытается кардинально изменить свой подход к мусору и установить так называемую «круговую экономику». В ней производители будут отвечать за жизнь своих продуктов после их потребления, перерабатывая как можно больше отходов. Впрочем, принятый провинцией закон «Онтарио без мусора» (Waste Free Ontario Act, 2016) предлагает лишь теоретическую базу и не вдается в детали. По мнению Сакс, претворить положения этого амбициозного закона в жизнь «будет очень, очень сложно», и сейчас он представляет собой лишь благие намерения, а полностью безотходное будущее выглядит сомнительным. 

Послесловие от ВиД

При всём уважении к канадским коллегам нельзя не отметить, что статья рисует упрощённую картину. На самом деле переработка мусора или захоронение – ложная альтернатива: есть ещё сжигание, вокруг которого столько страстей в Подмосковье и Казани, есть технологии снижения так называемого эко-следа переработки и вывоза и есть, наконец, практики европейских стран, в которых переработка мусора рентабельна. Тем не менее, надо, конечно, учитывать и возможные сбои даже в отлаженной десятилетиями схеме, учиться лучше на чужих ошибках.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии