22.12.2006 Культура

Поверим Борису Покровскому

В Казани продолжается юбилейный Международный фестиваль оперной музыки имени Ф.И.Шаляпина.

Когда-то патриарха оперной режиссуры Бориса Покровского спросили: что первично в опере - театр или музыка? “Сначала театр, потом музыка”, - ответил мудрейший Борис Александрович. По всему выходит, что без крепкой режиссуры в современной опере не обойтись, тот, кому это не важно, может довольствоваться концертными исполнениями популярных произведений.

“Набукко”, прошедший на фестивальной сцене, это еще раз подтвердил. Далеко не новый спектакль, один из первых копроектов, смотрелся на одном дыхании. Итальянский режиссер Дени Криеф четко расставил все акценты в своей постановке, а посему твердый “каркас” помогает спектаклю идти уже несколько сезонов подряд так, будто он был поставлен вчера. Центр конструкции - Абигайль, властная и жестокая, нарушающая все мыслимые нравственные принципы и несущая наказание за это. Исполнительница этой партии Елена Панкратова из Германии, обладательница крепкого красивого голоса (справедливости ради заметим, что у нее были небольшие проблемы с верхними нотами), драматический рисунок роли в целом выстроила верно. Ей не хватило лишь одного - жесткости. Порой она напоминала скорее жертву, чем злодейку. Ее антипод - Фенена - в исполнении Зои Церериной, пожалуй, была лучшей исполнительницей этой партии из тех, что слышали казанцы. Традиционно хорош Михаил Казаков - Захария, он-то, кстати, работал над выпуском спектакля с Дени Криефом. Небольшие вокальные погрешности можно было обнаружить у исполнителя партии Набукко Виктора Черноморцева из Мариинки. Если оценивать в целом, спектакль получился с хорошим европейским составом, отдельная благодарность - хору под руководством Нурии Джураевой и оркестру, которым в тот вечер дирижировал Марко Боэми. Мораль: профессионально грамотная режиссура - залог долгой жизни оперного спектакля.

А вот с режиссурой в опере Резеды Ахияровой “Любовь поэта”, прошедшей в воскресенье, весьма и весьма большие проблемы. Есть великолепная музыка, есть два прекрасных исполнителя главных партий - Венера Ганеева и Ахмед Агади, есть отлично работающий хор и сбалансировано звучащий оркестр, которым дирижирует Виктор Соболев. Есть видеопроекция на три экрана. Если ее убрать, постановка распадется, как карточный домик, потому что режиссер Михаил Панджавидзе, по сути, не удосужился даже нормально развести мизансцены. Вопрос о концепции в этом случае становится вообще неуместным. Опытные Агади и Ганеева достойно выходят из положения, про остальных лучше не говорить. Как лучше забыть про утомительные видеопроекции, безвкусицу ряда сцен (в их числе - Сенной базар и сцена в Восточном клубе), про пафосного Азраила, в котором нет даже налета мистики, про Шурале, словно сбежавшего с детского утренника из сельского клуба, иже с ними. Печально, что Панджавидзе, который, как говорят, известен в оперном мире в основном не своими постановками, а восстановлением чужих спектаклей, не справился с богатым материалом, который давала ему опера “Любовь поэта”.

Вчера на фестивальной сцене давали “Искателей жемчуга”. Сегодня, в день рождения Федора Ивановича Шаляпина, по традиции дается “Борис Годунов”.
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии