03.01.2007 Культура

Князь ставит “Дракулу”

Шаляпинский фестиваль собирает вокруг себя много интересных людей - музыкантов и критиков, певцов и режиссеров. Этот год не стал исключением. На премьерных показах “Трубадура” женская часть публики обращала внимание на высокого, стильного молодого человека, который обычно появлялся в зале. Позвольте представить: князь Георгий Девдариани, ассистент Бруно Бергер-Горски, постановщика “Трубадура”.

Из досье “ВиД”. Георгий (Джордж) Девдариани. Родился в Санкт-Петербурге, окончил музыкальный колледж при консерватории по классу кларнета и продолжил музыкальное образование в Королевской консерватории Антверпена, затем в Королевской консерватории Гааги, обучался актерскому мастерству в Амстердаме. С 1992 года принимает участие в различных музыкальных проектах. Ведет активную творческую деятельность как актер, режиссер, фотомодель и музыкант. В Казани принимал участие в постановке “Дон Жуана”.

- Джордж, ваш род древний...

- Это сванский род, один из двух княжеских родов Сванетии, фамилия Девдариани также известна там, как, скажем, Голицыны или Олсуфьевы в России. К сожалению, я никогда не был в Грузии, хотя зов крови не отрицаю.

- Почему возникло желание уехать на Запад?

- Там лучше духовая школа. В Голландии, едва вышел из самолета, почувствовал себя дома. Я не чувствую себя здесь иностранцем и, наоборот, в некоторых ситуациях ощущаю себя иностранцем в Санкт-Петербурге. Сейчас у меня двойное гражданство. Голландский язык я выучил очень быстро, наверное, потому, что уже говорил на английском и немецком. В хорошем смысле я получил прозападное воспитание, меня с пяти лет отец учил английскому, водил в Дом ученых на уроки. Папа занимается наукой.

- Обучение на Западе отличалось от нашего?

- Да, конечно. Теоретические дисциплины лучше поставлены у нас. С одной стороны, в Голландии нам задавали сложнейшие вещи по сольфеджио, с другой - были люди, которые не могли отличить мажорный аккорд от минорного. Но культура игры на духовых инструментах на Западе принципиально отличается от нашей. В России духовые инструменты не воспринимают всерьез. Самые лучшие духовые инструменты делают в Германии и Америке.

- Как вы считаете, ваша жизнь на Западе складывается успешно?

- Думаю, да. Я все прошел сам - с ноля. Мне никто не помогал. У моих родителей не было денег, не было связей на Западе, они помогали мне только добрыми советами. Все связи и контакты я наработал сам. Поверьте, это тяжелый труд. Голландия стала моим домом, но я не против поработать в Германии, Франции или Америке.

- Пока это не удавалось?

- Пока я просто не искал эти пути. Но в Голландии сейчас ситуация не очень благоприятна с экономической точки зрения для искусства. Это маленькая страна, в этом есть плюсы - куда-то можно быстро пробиться, но есть и минусы - начинаешь чувствовать границы. Чем больше я совершенствуюсь как профессионал, тем больше я понимаю, что мой предел не в Голландии, а где-то дальше. И мне кажется, что это преступление против самого себя - не расти дальше. Я много пробую в творчестве. В какой-то момент я понял, что классическая музыка - это не единственная область, где мне интересно активно работать.

- В театре интересно?

- Театр очень люблю. Когда жил в Петербурге, ходил в БДТ и в Малый к Додину. В Голландии я постоянно работаю в театре ужасов, их пять в Англии, один в Германии, один у нас в Голландии. Театр называется “Амстердамский подвал”, в нем с помощью актеров воспроизводится подлинная история Амстердама, точнее - ее ужасные страницы: пожары, чума, инквизиция. Представление длится час, публика словно погружается в другой век. Это очень посещаемый проект, хотя мы не сразу его раскрутили, сейчас от публики отбоя нет. Иногда я участвую и в более традиционных проектах, но мне больше интересна комбинация музыки и театра. Мои персонажи всегда поют или играют на кларнете.

- Стать фотомоделью на Западе очень сложно, каким образом вам это удалось?

- Здесь я наименее активен. Топ-модели не всегда нужны, для каких-то рекламных акций нужны простые смертные, как говорят, “юноша или девушка из соседнего подъезда”. Иногда я снимаюсь в больших интернет-проектах.

- Как все началось, однажды вы пришли в агентство?

- В агентствах приходилось бывать часто, до тех пор, как у меня появился свой агент, я сам обивал пороги. Агентства делятся в Голландии на те, что проводят кастинги для кино и телевидения, и собственно модельные агентства. Первоначальный отбор проходит по фотографиям. Все сводится к тому, чтобы был нужный тип. Если нужен брюнет, то блондин уже не пройдет. В показах мод я не участвую. Обычно я никогда не отказываюсь от работы, если она мне интересна, но работать моделью каждую неделю мне было бы скучно. Мое призвание - сцена и музыка.

- А собственно о режиссуре вы не думаете?

- Думаю, это мой следующий проект. В Петербурге я ставлю оперу композитора Андрея Тихомирова “Дракула”, ее премьера назначена на апрель. Это мой режиссерский дебют.
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии