19.01.2007 Культура

Взгляд из вечности

В филиале Государственного музея изобразительных искусств - галерее “Хазинэ” открылась выставка, посвященная 110-летию со дня рождения выдающегося татарского художника Баки Урманче.

Его длинная жизнь никогда не была гладкой. Родился Урманче в семье имама в селе Куль-Черкен Тетюшского района, учился в знаменитом медресе “Мухаммадия”, оба обстоятельства позже осложнят его судьбу. Служил в армии в Казахстане, где получил первые уроки живописи у австрийских пленных. Вернулся в Казань и поступил в художественное училище, потом продолжил учебу в Москве. В 1926 году, вернувшись в Казань, уже работал в художественном училище. В 1929 году Урманче был репрессирован и сослан на Соловки. Он рассказывал автору этих строк, как однажды летним днем услышал в раскрытое окно мастерской, как цокают во дворе копыта лошади, и почему-то сразу понял, что приехали за ним. Урманче был человеком интуиции. Тогда, можно сказать, что ему повезло - отсидев несколько лет в Соловецком лагере, он вышел на свободу и уехал в Москву. Как сам объяснял позже, в большом городе было проще затеряться. Через несколько лет последовала административная ссылка в Казахстан, оттуда позже художник перебрался в Узбекистан. В Казань Урманче вернулся только в 1959 году, и три десятка лет, проведенные на родине, стали для него самыми плодотворными.

Наследие Баки Идрисовича сейчас насчитывает около 400 живописных полотен, более 160 скульптур и тысячи графических листов. Он писал тематические жанровые и исторические полотна, композиции, эскизы, делал панно и диорамы, писал пейзажи и натюрморты, возродил искусство каллиграфии в жанре “ляухе”, создал обширную портретную галерею современников. Он иллюстрировал Тукая и Дэрдменда, причем тема Тукая стала в творчестве художника главенствующей. Он гордился тем, что еще шакирдом несколько раз видел Тукая в одной из казанских чайных, где собиралась молодежь, а потом печальным апрельским днем шел в числе огромной процессии провожать поэта в последний путь.

Мраморный портрет Тукая, виртуозные серии иллюстраций к стихам великого татарского поэта, уникальный тукаевский комплекс в Кырлае, где все - от архитектуры, интерьеров, памятника, скульптурных композиций под открытым небом до самих станковых работ - приношение любимому поэту от Баки Урманче.

Вчера на открытии выставки художника, в экспозицию которой вошли работы из Государственного музея изобразительных искусств РТ и из коллекции вдовы Флоры Ахметовой-Урманче, собралось множество народа. Публика впервые увидела большую серию графических работ, которые предоставила семья. Так же впервые выставлен обширный фотоматериал, мемориальные вещи художника, книги из его библиотеки.

Открывая выставку, вице-премьер - министр культуры РТ Зиля Валеева назвала Баки Идрисовича “безгранично творческой личностью”. Он действительно был таким. Пожалуй, Урманче покорялись все виды и жанры изобразительного искусства, он писал стихи, эссе, великолепно знал музыку, играл на скрипке и хорошо пел. Поэтому и звучание классической музыки, и татарских народных песен в галерее “Хазинэ” вчера было уместно.

По традиции вчера были вручены премии Министерства культуры РТ имени Баки Урманче в области избразительного искусства и искусствоведения. Их удостоились в номинации “живопись” - Рашит Газеев, в номинации “графика” - Булат Марданов и Ирина Колмогорцева, в номинации “скульптура” - Асия Минулина, в номинации “искусствоведение” - Анатолий Новицкий. Последний, кстати, удостоился награды за альбом “Баки Урманче”. В номинации “декоративное искусство” в этом году премию было решено не присуждать. Можно сказать, что конкуренция в юбилейный год была жесткая - на пять номинаций претендовало 64 человека.

Открытием выставки торжества не закончились. В их рамках пройдет “круглый стол”, посвященный творчеству художника, и Всероссийская научно-практическая конференция “Баки Урманче и национальная художественная культура”.

Имя Баки переводится как “вечность” или “вечный”. Зная веселый нрав художника, его оптимизм, что пронизывает все полотна, можно предположить, что меньше всего он думал о вечности. Работал в мастерской почти до последних дней, любил принимать друзей. В мастерской у него был “бортовой журнал”, куда он записывал имя каждого, кто к нему приходил. Вел дневник на нескольких языках, день на одном, день - на другом, как душе было угодно. Но получилось, что его работы - действительно взгляд из вечности, потому что все они передают полноту жизни, что сделать удается далеко не каждому.
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии