Время и Деньги
01.06.2009 Общество

Русский компаньон Форда

Если ехать по автотрассе “Москва - Уфа”, примерно в сорока километрах от Елабуги на правой стороне остается маленькая деревенька Чирши. Сейчас это несколько десятков жилых домов и дач - поселок без школы, больницы и даже сельского магазина. И лишь историки-краеведы могут рассказать о том, что здесь родился один из самых удачливых финансистов России конца XIX - начала XX века.

Имя миллионера Петра Прокопьевича Батолина не упоминается в славном списке елабужского купечества. Он не увековечил себя ни на поприще меценатства, ни как продолжатель традиций русских торговых людей. Это скорее тип героя “американской мечты” - делец, извлекающий выгоду из всего и деньги из ничего.

В справочнике А.Н.Боханова “Деловая элита России. 1914 г.” среди нескольких сотен, как сейчас бы сказали, “олигархов” Российской империи конца позапрошлого века Петру Батолину отведено заметное место: “Батолин П.П. - потомственный почетный гражданин. Директор С-Петербургского управления Русско-Азиатского банка. Директор: Камско-Вятского торгового общества, Камско-Сибирского лесопромышленного, С-Петербургского общества погрузочных средств и складочных помещений, нефтепромышленного и торгового общества “Эмба” и член правления нефтепромышленного общества “Эмба-Каспий”.

Кем же на самом деле был П.П.Батолин? Дело в том, что до сих пор даже нет единого мнения, как же его все-таки звали: то ли Петр Прокопьевич, то ли, как указывается в других источниках, Прокопий Петрович. Мы же все-таки примем во внимание официальную справку и будем именовать его Петром, как вероятнее всего его и звали на самом деле.

Головокружительный успех: “из грязи в князи”

Будущий миллионер родился примерно в середине XIX века в Елабужском уезде. Краевед Анатолий Дубровский пишет, что Батолин был сыном бывшего крепостного, самым младшим ребенком в семье, грамоте нигде специально не обучался. Свою карьеру он начал в качестве рассыльного в хлебной торговле. Семья была настолько бедна, что он впервые узнал вкус мяса, когда ему исполнилось девять лет (но к этой части его биографии мы вернемся чуть позже).

Свой первый капитал он заработал на торговых операциях с хлебом. Дела шли в гору, и к концу XIX века Петр Батолин становится уже миллионером. Если хлеб из Вятской и Уфимской губерний шел в основном через руки купцов Стахеевых, то в Казанской и Самарской губерниях хлеботорговля находилась под контролем Батолиных. Именно на этом Петр Прокопьевич вырос до одного из крупнейших финансовых воротил России.

С 1899 года Батолин становится компаньоном знаменитого торгового дома “И. Г. Стахеев и сыновья”, попутно выгодно женившись на дочери Ивана Стахеева. В конце 1916 года было создано товарищество “Иван Стахеев и Ко”, в которое со Стахеевыми и Батолиным объединился Алексей Путилов - глава крупнейшего в стране Русско-Азиатского банка, владелец знаменитого Путиловского завода в Санкт-Петербурге.

Три крупнейших предпринимателя России создали мощный концерн, который играл решающую роль в финансировании поставок для нужд воюющей армии, занимался организацией поставок хлеба, леса, нефтепродуктов, вооружения для нужд страны. В сфере влияния концерна находились хлебная торговля, металлургические заводы Урала и Подмосковья, нефтяные промыслы на реке Эмбе в Прикаспии, каменно-угольные копи и лесозаготовки на Сахалине, текстильные фабрики Москвы и Петрограда, среднеазиатский хлопок, золотые промыслы Енисейского края, железные дороги, флот...

Были приобретены лесные площади около Петрограда, в Новгородской губернии, на реках Унже и Средней Каме. Появилось Батолинское лесопромышленное общество с участием “Товарищества братьев Нобель”, что обеспечивало сбыт лесоматериала для нефтяной промышленности. Петр Батолин скупил обширные лесные концессии на реке Мезени, чтобы построить лесопильные заводы для переработки дерева, производства бумаги. Товарищество приобрело бумажную фабрику Российского общества, писчебумажную фабрику в Петрограде и бумажную фабрику в Ростове-на-Дону.

Концерн начал разведку и добычу нефти в Прикаспийском регионе. Там на равных паях с “Товариществом братьев Нобель” было создано акционерное общество “Эмба”, одним из руководителей которого стал Петр Батолин. Затем появилось контролируемое Батолиным и Стахеевым общество “Эмба - Каспий”. В России возник новый крупный нефтепромысловый район. Это было начало “Великой Эмбы”.

Став компаньонами крупнейшего банковского объединения, где решающую роль играл Русско-Азиатский банк Путилова (Петр Батолин стал управляющим Петроградского отделения банка), Стахеевы и Батолин создали свои банковские учреждения - в Бухаре, Русско-Норвежский банк с участием крупных капиталистов и промышленников в Норвегии, готовился к открытию банк на Дальнем Востоке для посредничества в отношениях с Японией и Америкой. Концерн, возглавляемый этими камскими купцами-капиталистами, по мнению историков российского капитализма, представлял крупнейший российский холдинг, выходивший на американские стандарты организации производства - то есть на вертикальный холдинг.

Русский компаньон Форда

Деятельность компании Форда в России началась в начале двадцатого века - с рекламирования и продажи автомобилей модели Т. Одним из первых знатоков и пропагандистов производственных методов Форда в России был инженер Н.С.Лавров, который в 1916 году побывал в США и завязал контакты с менеджерами компании.

Октябрьская революция и гражданская война прервали деловые связи с зарубежными партнерами, но уже в 1919 году советское правительство приступило к возобновлению сотрудничества. Помимо автомобилей, советское правительство интересовалось недорогими и легкими тракторами “фордзон”, массовый выпуск которых для американского рынка Форд развернул в 1918 году.

Весной 1919 года представителям советского коммерческого бюро во главе с инженером Мартенсом удалось добиться встречи с секретарем Генри Форда. “Трактор Форда будет являться идеальною машиною для коммунистических хозяйств в России”, - писал далее Мартенс, считавший вполне реальной сделку о продаже 10 000 тракторов. - “Кроме этого, я надеюсь, нам удастся убедить Форда построить в России завод для производства тракторов и автомобилей”.

Но этому плану мешало одно “но” - компания Форда уже заключила договор с “русским коммерсантом П.П.Батолиным”. Речь шла о договоре, подписанном 14 марта 1919 года президентом Форд Мотор компани Эдселом Фордом (сыном Генри). У Петра Батолина были свои, далеко идущие планы. Увидев в машиностроении выгодную возможность вкладывать деньги, он, совместно со Стахеевыми, предложил большевикам широкомасштабную программу восстановления народного хозяйства России, но большая часть предприятий находилась на территории, занятой белыми. Батолин еще задолго до строительства КамТЗ и КАМАЗа предполагал, что скоро в Елабуге и Набережных Челнах могут появиться предприятия по сборке автомобилей марки “Форд”, а железнодорожную Самаро-Златоустовскую ветвь вместо Бугульмы предполагалось протянуть к камским пристаням...

Компания Стахеева приобрела с августа 1919 по июль 1920 года 158 автомашин, а с августа по декабрь 1920 года - еще 80, но затем закупки прекратились. Контракт возобновлен не был, и русская фирма осталась должна Форду небольшую сумму - 4,851 доллара.

Нынешний представитель династии Фордов Альфред Форд заявляет: “Я полностью разделяю оптимистические воззрения моего прадеда на будущее России - удивительной страны замечательных людей, к которым Генри Форд всегда испытывал большую симпатию”. Среди этих “замечательных людей”, несомненно, был Петр Батолин - первый компаньон Форда из числа русских промышленников-финансистов.

Легенды и вымысел

И все-таки Петр Прокопьевич не был первым из рода Батолиных-коммерсантов. И семья была не настолько бедна, как пишет краевед Дубровский. Старожилы его родного села Чирши еще помнят некоего “Тимошку Батолина”, который торговал зерном по Вятке, и его еще более удачливого “племянника-миллионера”. До недавнего времени в селе еще оставались здания торговой конторы Батолиных и несколько добротных особняков, остатки хлебных складов. Его отец - Прокопий Данилович Батолин - был совладельцем Камско-Вятского торгового товарищества, которое имело свои торговые конторы в Набережных Челнах.

Внезапное исчезновение купца-миллионера также долгое время считалось почти детективом без развязки. По одной версии, он был застрелен неизвестным в Петрограде в 1918 году, по другой - за некие смутные махинации его расстреляли в Казани большевики.

В действительности же все было интереснее. “Нет, наш Батолин уехал в Америку со своими миллионами, а часть даже где-то здесь и зарыл”, - говорила баба Катя из села Чирши, вспоминая своего знаменитого земляка. Историки долгое время считали это легендой, пока наконец недавно не нашлись документы и заграничная переписка 30-х годов Петра Батолина.

Вероятно, предвидя исход смутного времени, Батолин еще в начале 1918 года позаботился, чтобы большая часть его денег оказалась подальше от России. Есть сведения, что он перевел за границу не только свое состояние, но и большую часть активов компаньонов, не сумевших вовремя бежать из страны.
381
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии