Время и Деньги
13.03.2007 Бизнес

Трубный глас

Еще бы! Кажется, у татарстанских нефтяников появился шанс вернуться в Ирак, что сулит не только непосредственные прибыли, но и повышение капитализации “Татнефти” благодаря репутационной составляющей: мы не хуже “ЛУКойла”, нас тоже не так просто выгнать в дверь, когда есть окно.


“Окном” в данном случае, с точки зрения коллег из некоторых СМИ, должна послужить германская Mineraloel Rohstoff Handel GmbH (MRH), с которой ОАО “Татнефть” заключило соглашение о создании совместного предприятия “Tatoil Development” для ведения работ в нефтяной сфере на территории Ирака.


Однако в отличие от “Татнефти”, которая раньше работала в Ираке в рамках программы “Нефть в обмен на продовольствие”, германский концерн - новичок на этом рынке, так что еще надо посмотреть, кто для кого прорубает окно в Ирак - немцы для нас, или мы для них, особенно если учесть, что Германия наряду с Францией вызвала наибольшее неудовольствие президента США Дж. Буша в связи с позицией по военной акции Штатов в Ираке. Специалисты, во всяком случае, расценивают стремление немцев к совместным с “Татнефтью” действиям как попытку впоследствии дать доступ “к Ираку” своему партнеру - крупнейшему нефтехимическому концерну Германии “BASF”, и если это так, то потенциальные выгоды от проникновения окажутся на порядки выше у BASF, не у нас.


Из этого не следует, разумеется, что лучше ни с кем не кооперироваться - изоляционизм до добра не доводит, речь лишь о том, чтобы трезво учитывать, где чьи интересы, и не впадать в эйфорию, узрев очередные “узы дружбы”.


Весьма показательна в этом смысле, хотя на первый взгляд и далека от интересов Татарстана, эпопея с нефтепроводом из Восточной Сибири то ли на китайский Дацин, то ли на российскую Находку с перспективой сбыта, соответственно, либо Китаю, либо Японии.


Как известно, глава ЮКОСа Михаил Ходорковский упорно отстаивает “китайский” вариант, без всяких там ответвлений на Находку. Аргументы весомы: во-первых, проект по Дацину одобрен в Китае на правительственном уровне и сулит гарантированный сбыт от 20 до 50 миллионов тонн российской нефти ежегодно в течение минимум 10 лет, а это сотни миллиардов долларов, в том числе и в бюджет РФ, во-вторых, китайцы готовы вложиться в прокладку трубы, в-третьих, ресурсов месторождений Восточной Сибири якобы не хватит для того, чтобы заполнить нефтепровод в случае ответвления на “японское направление”. Однако у оппонентов г-на Ходорковского, в частности из “Роснефти” и “Транснефти”, есть свои резоны: опасно привязываться исключительно к одному потребителю, как бы он не начал с течением времени выторговывать для себя дополнительные преференции; ответвление на Находку будет стимулировать ускоренное освоение новых месторождений, развитие инфраструктуры регионов, по которым пойдет нефтепровод.


Китай, понимая важность момента, проявляет высокую активность в лоббировании выгодного ему маршрута. Например, российские участники Международной научно-практической конференции “Новая политика для новой экономики: альтернативы рыночному и консервативному фундаментализму”, прошедшей в конце мая в Москве, обратили внимание на аргумент китайских экономистов, согласно которому нефтепровод на Находку в условиях неизбежного, с их точки зрения, снижения цен на нефть будет трудно заполнить необходимым количеством нефти, вследствие чего он либо не реализуется вообще, либо не будет рентабельным.


Особый акцент китайская сторона делает на низких тарифах транспортировки сырья в Китай, позволяющих России получать более высокую прибыль. Подчеркивается экономическая выгода (в первую очередь, на уровне регионов) “китайского” варианта, социальные дивиденды (развитие непроизводственной сферы, строительной индустрии, увеличение объемов грузоперевозок). Это сопровождается напоминаниями о том, что проект на Дацин предусмотрен российско-китайским межправительственным соглашением “Об основных принципах строительства нефтепровода “Россия - Китай” и проблемы в его осуществлении характеризуются как негативные тенденции в двусторонних отношениях между двумя странами.


Эксперты подчеркивают, что китайские представители не исключают вероятности осуществления проекта на Находку, но при обязательном ответвлении на Дацин. Это, по их мнению, позволит прийти к компромиссу и с Японией, которая на время достройки нефтепровода до Находки и обеспечения его необходимым для двух веток количеством нефти сможет получать сырье с Ближнего Востока. Однако не исключено, что как только при “сдвоенном” варианте (“Ангарск - Находка” с ответвлением на Дацин) Китай добьется от России приоритетного отношения к “китайскому” направлению, станут проявляться (в том числе и под влиянием извне) проблемы экологического или политического свойства на пути по сути нежелательного для Китая трубопровода на Находку, что автоматически затруднит его осуществление.


Сам факт такой активности, сочетаемой с практическими действиями (недавнее подписание НК “ЮКОС” и КННК соглашения на поставки российской нефти в Китай) в канун принятия Правительством РФ окончательного решения в отношении “азиатских” проектов впечатляет. Япония же ведет себя в этом вопросе не очень последовательно, по традиции увязывая возможность необходимого для реализации проекта на Находку финансирования с рядом факторов политического характера, причем речь в данном случае не столько о “проблеме северных территорий”, сколько о степени зависимости Страны восходящего солнца от поставок нефти из ближневосточного региона, то есть из Саудовской Аравии и того же Ирака.


И здесь на авансцене обнаруживается основной игрок в современной мировой экономике - США. Очевидно, что с началом полноценного функционирования подконтрольных США иракских месторождений мировые цены на нефть будут диктоваться из Вашингтона (или, если угодно, из Хьюстона, Техас), и будут они ровно такими, как это будет выгодно нефтехимическому комплексу и экономике США в целом. В таком контексте для США представляет вполне конкретный интерес каждый из маршрутов экспорта российской нефти, в том числе и западный - на Мурманск. Сейчас, когда в силу вступили новые геополитические обстоятельства, Вашингтон вполне может принять решение с учетом интересов своих союзников по антииракской кампании и северокорейскому урегулированию, то есть Японии и Южной Кореи, а может повести и более тонкую игру, рассчитывая в северокорейском вопросе на Китай. Недаром именно Пекин стал посредником на начальном этапе переговоров с Пхеньяном. Обращают на себя внимание и “успехи” прошлогоднего поставщика российской нефти в США компании “ЮКОС”.


Какова здесь мораль для российской “нефтянки” в целом и для “Татнефти” в частности? Как минимум такова, что извлечение краткосрочной выгоды от тех или иных контрактов еще не означает долгосрочной выгоды для российского государства в целом, а как не очень отдаленное следствие по эффекту бумеранга - для тех же нефтяных компаний. Тот, кто сегодня успешно разделит их (или разведет, как принято теперь выражаться) по местечковым интересам, завтра будет владеть ими и властвовать в России. Конечно, в русле обсуждаемой проблемы, то же может случиться и с японцами, но для нас, “дорогих россиян”, это, согласитесь, слабое утешение.


И еще один факт в ту же копилку аргументов. В субботу стало известно, что администрация США убедила Казахстан присоединиться к проекту трубопровода “Баку - Тбилиси - Джейхан”. Как пишут по этому поводу “Известия”, “не добившись от “Транснефти” увеличения квот на транзит, казахстанские власти решили присоединиться к проекту Баку - Джейхан и довести трубопровод до Актау”. “Это означает, - констатирует газета, - что число союзников разрушения трубопроводной монополии России на постсоветском пространстве продолжает увеличиваться”. Кому - союзники, а кому - противники, да только кого винить в том, что они плодятся...

0
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии