Время и Деньги
18.07.2010 Общество

"Снова слово становится делом"

Мы думали войти в виртуальное пространство и строить там дворцы, жонглировать галактиками. Сочиняли одну красотищу за другой. А в результате? К компьютеру стало небезопасно подходить - рискуешь не только поплатиться здоровьем, но и расстаться с жизнью.

Лев Пучков. Ксенофоб. Москва: Эксмо, 2010.

Герой книги - вполне домашний мальчик, привыкший решать все вопросы исключительно на словах, историк, один из лидеров патриотического клуба в подмосковном городке. "Как любой вменяемый русский человек", он за то, чтобы выслать из страны всех иноземцев и выгнать из состава Федерации "прожорливый, проблемный и совершенно никому не нужный Кавказ, за исключением Осетии", который пусть идет куда хочет и кормит себя сам.

Скинов он не уважает и при случае готов предъявить им главное обвинение: "Я изучил список убиенных вами иноземцев и нашел интересную закономерность. В этом списке нет ни одного боевика, воевавшего против России; криминального "авторитета" или наркобарона; крупного чиновника, отстаивающего интересы своих соплеменников на нашей земле; высокопоставленного мента или прокурора, кроющего бизнес родственной ОПГ; директора рынка-олигарха-миллионера-крупного собственника… А кто есть в вашем списке? Вы удивитесь, но это сплошь дехкане и люмпены… и невесть как сюда затесавшиеся несколько врачей и учителей… Вы на кого работаете, дебилы вы х…головые?!. Вы почему за все время ни разу пальцем не тронули никого из реальных мразей, что вредят тут нам во все лопатки?!. Признавайтесь, б…ди вы продажные: кто вам заказы оформляет?!" Пора перестать заниматься ерундой и начать ликвидировать "командование оккупационного корпуса", бесчинствующего на территории России. А затем и тех, кто использует кавказцев как громоотвод, пугало и страшилку для русских.

Но теориям и умствованиям приходит конец, когда на глазах избитого до полусмерти главного героя четверо кавказцев насилуют девушку его ближайшего друга. Националист-интеллектуал превращается в ксенофоба-практика. Ему с друзьями остается лишь мстить. И мстить только смертью. Если кто-то из четверых насильников выживет, мстителям придется уйти в подполье и посвятить остаток жизни партизанской войне, убивая всех мужчин из рода жертв, вплоть до младенцев. В поиске и наказании насильников ребятам готовы помочь таинственные люди - судя по всему, бывшие спецслужбисты и военные, преследующие не совсем понятные цели.

Дело, казалось бы, сделано, но и за противной стороной появляется некая сила, часть которой, так называемый "Штаб самообороны", декларативно существующий для защиты кавказской молодежи от произвола властей и местного населения, а на деле нечто вроде зондер-команды для поиска и подавления сопротивляющихся кавказской мафии. В составе штаба есть инфогруппа, которая рыщет по Сети и провоцирует на контакт. Если человек ведется на провокацию, его ждет встреча с зондер-командой.

За исключением несколько смазанной концовки - лихо сделанная книга, за детективным сюжетом которой - одна из самых серьезных проблем российской жизни. Безусловно, найдутся те, кто огульно обвинит книгу в пропаганде шовинизма. Не стоит обращать на это внимания - роман максимально корректен. Настолько, насколько это позволяют обстоятельства.

Генри Лайон Олди. Золотарь, или Просите, и дано будет… Москва: Эксмо, 2010.

Мы думали войти в виртуальное пространство и строить там дворцы, жонглировать галактиками, рядиться в бархат и парчу, оборачиваться сизым соколом. Сочиняли одну красотищу за другой. А в результате? К компьютеру стало небезопасно подходить - рискуешь не только поплатиться здоровьем, но и расстаться с жизнью.

"Я ап ниво ноги вытру понял???" "Че ты с ним базаришь? Дай в хлебало и пусть валит" "Ты покойник. Жди падла недолго осталось". "Убей себя ап стену". "Выпей йаду!" "Да я тебе окурок об глаз затушу!" До поры до времени, наверное, знакомый каждому сетевой "обмен мнениями" воспринимался обыденностью, на что и внимания обращать не стоит. А зря. Вскоре об одного действительно "вытерли ноги", другой "получил в хлебало", третий стал покойником - каким-то образом убили ударом об стену, третий отравился, четвертому выжгли глаза. И пошли по Сети разговоры о Черном Блоггере: в реале завелся псих - мониторит форумы, чаты, блоги, и мочит, кого "заказали".

Заинтересовались феноменом и серьезные дяденьки из всяких "безопасностей". Версий полно. Пользователи, мстящие за обиды в сети. Маньяк, отслеживающий угрозы и приводящий их в исполнение. Тайная государственная организация, отслеживающая нежелательные выказывания в адрес властей и маскирующаяся под Черного Блоггера. Вышедшая из-под контроля система компьютерной защиты нового поколения или боевая программа, разработанная некими спецслужбами. Самозарождение в сети неразумного виртуально-электронного существа, реагирующего на определенные раздражители. Компьютерный разум, пытающийся установить контакт с внешним миром. Действия внеземной цивилизации, пытающейся то ли установить контакт, то ли уничтожить человечество.

Но, кажется, все проще и страшнее. Все люди, хоть раз имевшие контакт со Всемирной Паутиной, становятся в той или иной степени "подключенными" к Сети - не только как пользователи, но и как периферийные устройства ввода-вывода. Достоверно установлены факты вброса в сеть инициирующих пакетов так называемого "черного шума" и выброса аналогичных пакетов из Сети в сознание людей. На одном конце Сети кто-то пожелал другому, чтобы его затоптала толпа гопников. И пожелание реализуется. И шанс оказаться возбудителем или жертвой есть у каждого.

И что теперь делать? Разбить, подобно луддитам, все компьютеры на планете?

Интересные построения, но 350 страниц для них - это слишком. Герои романа вовсю цитируют Стругацких. Но если книги знаменитого тандема хочется перечитывать, то в отношении этого романа Дмитрия Громова и Олега Ладыженского (вместе - Генри Лайон Олди) такое желание вряд ли появится.

Артем Драбкин. Я дрался на бомбардировщике. Москва: Яуза; Эксмо, 2010.

Большой плюс этого сборника интервью с летчиками, воевавшими в Великую Отечественную на Пе-8, Ил-4, Б-25, А-20, в том, что в нем нет ничего лишнего. Вопрос и ответ. Минимум литературного редактирования, максимум деталей и зачастую потрясающих фактов, причем без всякого видимого желания поразить читателя.

Прекрасное солнечное утро, девятка "Бостонов" с бомбами и торпедами на тридцати метрах врывается в порт… Топмачтовик с торпедоносцем, едва не касаясь винтами воды, проходят водяные столбы, которые ставит вражеская артиллерия крупного калибра на дальних подходах к цели, и ложатся на боевой курс… В одну ночь сбили три экипажа. Это значит - 33 человек нет в общежитии, нет их в столовой и на построении полка, который в боях становится семьей… Экипаж по кличке "Детский сад" - двадцать лет командиру корабля, двадцать один - штурману, а радисту и вовсе - шестнадцать! Отсюда и своеобразные мечтатели: "Что это за жизнь?! Слетаешь, прилетишь, покушаешь, потом поспал и валяйся здесь. Нет, чтобы сбили! Вот сейчас бы пробирался где-нибудь в лесах, в болотах…" На самом деле удовольствие это было так себе. Через несколько дней блужданий наступал момент, когда жизнь становилась безразличной. Вынуть пистолет и прекратить мучения? Но вспоминалась мама, вспоминался младший брат - летчик-штурмовик, который не вернулся с задания. И пистолет прятался в карман… Командир пропавшего экипажа вернулся в полк и рассказал, что зенитный снаряд попал в бомболюк, и самолет разметало на мелкие кусочки, а его выбросило из кабины. Очнулся на земле, парашют - в ранце. Видимо, упал на взрывную волну от бомбы, которая самортизировала падение… За успешный боевой вылет на Берлин или столицу врагов-сателлитов командир получал 2 тысячи, а второй летчик и штурман - по 1 тысяче 600 рублей… Самолет входит в грозовую облачность, и по всему фюзеляжу - огни Святого Эльма. Красотища! Винты вращаются, образуя голубоватый круг, а по внешней металлической части кабины медленно стекают голубоватые струйки разрядов… После первых полетов из кабины от усталости выбираешься только с помощью техника, а потом втягиваешься и после вылета еще и на танцы сходишь… Хельсинки бомбили только по окраинам - чтобы не поубивать гражданских, а в Берлин и Будапешт бросали без разбору… Было поверье: если представят на Героя, то обязательно собьют. И все руками и ногами отбрыкивались - только не Героя… Неграмотные надписи большими буквами на лендлизовском А-20: на носу - "Не вазьмешь!", а на киле - "Хрен дагонишь!" Видимо, на американском заводе их сделали работяги русского происхождения.

Познавательны попутные замечания бывших летчиков о времени, об облике людей 30-х - 40-х годов, об училищной жизни. Например, когда вышел приказ из авиаучилищ выпускать не лейтенантов, а сержантов, несколько ночей в казармах стоял гул, никто не спал, летали подушки и сапоги. Ходили слухи, что в Энгельсе один курсант специально разбился - только чтобы не становиться сержантом… Что поражает дополнительно, так это то, что почти все рассказчики в прошлом - деревенские ребята.

Книга настолько занимательна, что читается без отрыва.

Самые популярные книги апреля (по данным магазина "Книжный двор"):

Татьяна Соломатина. Больное сердце. Москва: АСТ; Астрель, 2010.

Русская литература всегда отличалась тем, что в нее приходили из медицины талантливые писатели. Но среди них не было авторов-женщин. Со своим взглядом на коллег и на пациентов, со своей жизненной философией. Теперь есть Татьяна Соломатина, книги которой не выпустить из рук, пока не прочитаешь последнюю страницу. С женской беспощадностью она говорит о врачебном цинизме, а ты понимаешь, что сей цинизм - форма самозащиты тех, кто постоянно сталкивается с чужой болью, с кровью, со стонами, видит жизнь на грани смерти и ответствен за чужие судьбы. И при этом доктор, который для пациентов - бог, параллельно живет обычной жизнью - у него дети, жены и вечная нехватка денег. Татьяне Соломатиной удается, возможно, самое трудное в творчестве: показать слабость и силу богов.

Александр Зорич. Сомнамбула. Книга 1. Звезда по имени Солнце. Москва: Этногенез, 2010.

Объединенное Человечество 2468 года. Прекрасный новый мир, созданный стараниями тысяч пассионариев, среди которых - потомки Маруси Гумилевой.

Лейтенант Матвей Гумилев только что закончил престижную лунную академию Космофлота. Перед ним открыты все дороги, но он выбирает самую трудную: службу в особой бригаде "Беллона", которая каждый день и каждый час противостоит межпланетной преступности. На космических трассах будущего неспокойно. Пираты, угнездившиеся в глухих уголках Солнечной системы, грабят караваны и похищают людей.

Анатолий Брусникин. Герой иного времени. Москва: АСТ; Астрель, 2010.

Действие нового романа Александра Брусникина происходит на Кавказе во времена "Героя нашего времени" и "Кавказского пленника". Это географическое и литературное пространство, в котором все меняется и все остается неизменным: "Там за добро - добро, и кровь - за кровь, и ненависть безмерна, как любовь".

Экономика:

1. Люк Де Брабандер. Забытая сторона перемен: Искусство создания инноваций. Москва: Претекст, 2010.

2. Глеб Корнев. Современные храмы торговли: Девелопмент торговых центров. Москва: Вершина, 2009.

3. Александр Фридман. Вы или Вас: Профессиональная эксплуатация подчиненных. Москва: Добрая книга, 2010.
2
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии