Время и Деньги
08.07.2010 ТВ и кино

Разборка "Фабрики звезд"

Нет смысла повторять все подробности шоу, транслировавшегося по самому рейтинговому федеральному телеканалу - те, кому было интересно, имели возможность увидеть все сами, а тем, кому неинтересно, и рассказывать незачем. Из женской вредности повторю лишь основные концептуальные моменты зрелища: продюсером первой "Фабрики" стал Игорь Матвиенко - один из самых таинственных и в то же время самых успешных отечественных продюсеров, создавший группы-памятники "Любэ" и "Иванушки International". Продюсером второй "Фабрики" стал Максим Фадеев - человек, записавший до сих пор не превзойденный альбом "Ворона", обладатель колоссального ресурса уважения коллег по цеху, чей неудачный проект "Тотал" казался лишь небольшой блажью гения, которую стоило бы попросту не замечать. Ан нет - стоило бы заметить. Оказалось, что Фадеев суперпрофессионал в звуке (в чем, собственно, никто и не сомневался) и настроении, но количество его текущих композиторских идей едва ли превышает две.


Конечно, сказанное не значит, что Игорь Матвиенко божий посланник. "Фабрика звезд-1" выдала на гора три продукта, каждый из которых вряд ли является новым словом в поп-музыке - действительно отличный летний хит "Про любовь" симпатичного девичьего квартета "Фабрика", который ни при первом, ни при втором, ни при третьем прослушивании совершенно невозможно отличить от творчества, например, группы "Лицей", заунывную и тоскливую песню "Я теряю корни" бойз-бенда с соответствующим названием "Корни", при прослушивании которой я все время подпеваю "Я теряю волю" - настолько жалостливо звучит дрожащий голос певца, и совершенно тупая и сиюминутная песня клоуна с сакральной для русского человека фамилией Гребенщиков. Все равно, что певец по фамилии Сталин, одевшись в телогрейку и сидя на пороге вагона-теплушки, стал бы распевать песню "Огни Ростова". Разница между перечисленными артистами состояла лишь в том, что отличный летний хит девочкам из "Фабрики" сочинил один из основных хитмейкеров страны, а творчество других было самостоятельным, что дает нам полные основания прогнозировать скорейшую творческую смерть всех трех субъектов фабричного звездопроизводства (если, конечно, Матвиенко не надумает написать "Фабрике" еще один хит). К тому же самая красивая и эффектная участница женского квартета, девушка разносторонних интересов Маша Алалыкина, как я слышала, решила покинуть проект ради учебы в институте - впрочем, не знаю, как этот слух согласуется со слухами, посвященными кабальным условиям контрактов "фабрикантов" со своими продюсерами. Может, и врут.


Справедливости ради замечу, что в "Фабрике звезд-1" участвовала действительно талантливая артистка, киевлянка Юлия Бужилова, чей дар мелодиста и композитора было бы трудно отрицать, достаточно прослушать хотя бы песню "Спи". Однако талант и народная любовь вовсе не обязательно должны коррелировать друг с другом - и Бужилова до конца "Фабрики" не дотянула. Остается с интересом ожидать ее дальнейших творческих шагов - что-то подсказывает мне, что одним хитом там не обойдется.


"Фабрика звезд-2" не подарила нам подобных открытий. Конечно, голосистая и харизматичная певица Юля Савичева производит самое благоприятное впечатление, но не надо забывать, что и "Прощай, моя любовь", и "Корабли" написаны не ей, а Максимом Фадеевым, и при прослушивании незнакомым с личностью Юли человеком вряд ли будут отличены от песен группы "Монокини".


Много писали о том, что "Фабрика звезд" использует очень странную схему кастинга - а именно: вписывает в шоу вовсе не природные таланты из глубинки, а детей и знакомых близких к продюсерским центрам, радио и шоу-бизнесу. Лично я ничего странного в этом не вижу, "Фабрика звезд" - это телешоу, и создатели этого телешоу вольны сами выбирать себе способ сделать его рейтинговым. Если для этого надо вписывать в проект модель журнала PLAYBOY Машу Алалыкину или дочь барабанщика с альбома "Ворона" Юлю Савичеву - то почему бы и нет? Вряд ли кому-либо из зрителей шоу стало от этого хуже.


Еще одним интересным моментом, относящимся к "Фабрике", является невольное соперничество с телешоу "Стать звездой". Этот проект отличался от "Фабрики" в основном способом кастинга - Алексей Макаревич, Фёкла Толстая и Сева Новгородцев ездили по стране и отслушивали десятки и сотни мальчиков и девочек, желавших стать звездами. Музыкальным продюсером проекта стал Александр Шульгин - человек масштаба не меньшего, чем Игорь Матвиенко или Максим Фадеев. Однако группа "Другие правила", получившаяся в результате шоу "Стать звездой", лавров выпускников "Фабрики" не снискала. А этот момент, надо заметить, принципиален в понимании феномена "Фабрики звезд" как "программы, создающей кумиров".


Мне рассказывали смешную историю о том, как одно европейское телевидение проводило эксперимент по созданию рейтингового поп-персонажа из обыкновенного... стула. Стул просто напросто показывали в эфире этого телевидения по нескольку раз на день, в прайм-тайм, в рекламных вставках и в перерывах футбольных матчей. Стул ничего не делал, он просто стоял. Не прошло и недели, как о стуле заговорили сначала среди аудитории веселого телеканала, а потом и по всей стране. Дело сделано - кумир был создан. Люди привыкли к стулу, им стало интересна история стула, что произошло со стулом вчера, что могло бы произойти с ним в будущем. "Я вчера вечером не смотрел телевизор, там ничего не было нового про стул?" А когда стул убрали из эфира, в редакцию телеканала пошли возмущенные письма: "Верните стул", "Куда дели стул?", "Мы волнуемся за стул".


Так и с "Фабрикой звезд". Уникальное сочетание промоутинговой кампании с собственно созданием поп-персонажей тут слиты в один временной промежуток, за счет чего происходит немалая экономия средств. Реши, скажем, Игорь Матвиенко, Максим Фадеев или Александр Шульгин создать новый продюсерский проект - с чего бы они начали? Они бы нашли талантливых или симпатичных артистов, написали бы для этих артистов соответствующий материал и стали бы репетировать номера, снимать клипы и ставить танцы. И лишь потом, по мере готовности всего перечисленного, устроили бы презентацию в "Метелице" или "Космосе". В случае с "Фабрикой звезд" репетиции, написание песен и постановка танцев являются частью самого шоу. Даже если танцы не получится поставить, а песня напишется не очень удачная, это вряд ли сильно повлияет на дальнейшую судьбу артиста, по крайней мере на протяжении одного сезона. Получится как со стулом - видели по телевизору на "Фабрике звезд"? Значит - звезда. А чтобы не забыли через три дня (как забыли тот самый стул) - надо периодически напоминать о себе путем радиоротации и участия в каком-нибудь "Тотальном шоу" на MTV.


Проблема группы "Другие правила" оказалась в том, что они этого не стали делать. Песню "Лети, беги", саму по себе очень неплохую, хоть и несколько американизированную, не встретить в радиоэфире, а про участников группы "Другие правила" не прочитать в демократичном молодежном журнале за двенадцать рублей. Результат налицо - популярность этого коллектива несоизмеримо меньше, чем популярность "Фабрики".


После окончания первой "Фабрики" появилась масса публикаций, где об участниках и выпускниках шоу писали в самой уничижительной форме, сравнивая их то с хомячками, то с подсадными утками, то еще с какими животными. На самом деле всех этих обидных эпитетов мальчики и девочки никак не заслужили. Они всего лишь стулья, самые популярные в стране стулья, и не надо завидовать тому, что им повезло - попробуйте сыграть в лотерею или принять участие в телешоу "Как стать миллионером". Это доступно каждому, а результаты ничуть не менее впечатляющи.

28
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии