Время и Деньги
09.12.2011 Общество

Ярмарка тщеславия. Не по Теккерею

Открылся после реконструкции Большой театр. Как всегда в России - с помпой и со скандалом.

В музыкальном мире ходят толки про отмывы-откаты, но пусть этим занимаются компетентные органы. Странно было бы думать, что при таких масштабах реконструкции кто-то где-то не нагрел руки. В нашей стране такого не может быть, потому что не может быть никогда. Но это - другая история.

Большинство россиян видело репортажи, предваряющие открытие нашего главного театра, с подробным показом интерьеров. Не знаю как кого, но меня не вдохновило - как-то китчем попахивало. Танцовщик Николай Цискаридзе назвал обновленный Большой "турецким отелем". А что, в этом есть рациональное зерно. То, что я видела в выпусках "Новостей", очень мне напоминало интерьеры "Шератона" в пригородах Измира. Впрочем, все это вкусово. В свое время, когда архитектор Гарнье построил в Париже здание оперы, префект департамента Сена барон Осман, по чьему плану застраивался центр столицы Франции, назвал его "турецкой баней" из-за обилия золота. В те времена не было отелей "пять плюс". Но ничего, привыкли к зданию новой оперы - и парижане, и туристы. Хотя золота действительно многовато, а плафон, расписанный Марком Шагалом, не совсем " в тему" - стиль другой.

Кстати, диссидента Цискаридзе не включили в программу праздничного концерта - доискался правды.

Конечно, Большой, как мы уже говорили, главный музыкальный театр страны (как бы ни тянулось мое сердце к Мариинке и ее худруку Гергиеву), входивший некогда в плеяду императорских театров, должен отличаться дорогим интерьером, он в некотором роде - символ страны и ее успехов. И, очевидно, его дирекция решила, что это царство роскоши требует соответствующей публики.

Нет, я вовсе не против красных дорожек и изысканных туалетов - это все на подобных мероприятиях уместно. Неуместнее было бы явиться на открытие Большого в джинсах, пусть даже от Версаче, и в лыжных ботинках. Но то, что я вчера узнала, просто выходит и за рамки здравого смысла, и за рамки приличий.

Подруге позвонила ее приятельница из Москвы и убитым голосом поведала, как она попала на открытие Большого театра. Встретила случайно бывшего поклонника, он сейчас удачливый бизнесмен, вот и подарил бывшей возлюбленной билет на открытие. Наша дама посмотрела на цену билета - и обомлела. Он стоил…пятьсот тысяч, и это был даже не партер! И вот сидела эта женщина в своей плохо отремонтированной квартирке и думала о том, сколько бы она всего могла сделать на пятьсот тысяч. В Большой она все-таки пошла, надела красивое платье и прошлась по красной дорожке вместе со "звездами" и нуворишами, но в зале продержалась только первое отделение. В антракте ушла, а билет за сто рублей отдала какому-то бедолаге, который в зал попасть не мог. И ушла с неприятнейшим осадком.

А я, выслушав вчера эту историю, подумала, сколько голодных стариков в приютах можно было бы накормить, сколько больных детей вылечить. Ну что хотите делайте, не стоит билет в театр полмиллиона, он стоит как минимум на два порядка ниже. Для чего же цены такие ставят? Да скорее всего, чтобы потешить самолюбие: мы вот можем себе это позволить. А про приличия просто забыли. Так что можно сказать, что первая постановка в Большом театре уже прошла. Она называлась "Ярмарка тщеславия".
2
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии