А мы ребята с семидесятых, или Кое-что об эстетике вчерашних выборов
19.09.2016 Политика

А мы ребята с семидесятых, или Кое-что об эстетике вчерашних выборов

Фото
politnews.mirtesen.ru

Итоги выборов в Госдуму седьмого созыва были очевидны задолго до дня голосования, и их цифровое выражение – дело второе, а вот эстетический фон, обеспеченный, в основном, телевидением (точнее – охватывающим более 90 процентов населения России Первым каналом), заслуживает чуть большего внимания. Потому что довольно точно, по-моему, определяет координаты бытия нашего общества.


Как бы ни костерили почем зря шефа Первого канала Константина Львовича Эрнста представители «прогрессивной общественности», а нельзя не признать, что он тонкий человек, остро чувствующий настроения масс. Что лишний раз показала программная сетка субботы-воскресенья, в которой были представлены бодрящие домохозяек, которым «за», фильмы «Я шагаю по Москве», «Бриллиантовая рука» (в субботу), «Небесный тихоход» и «Весна на Заречной улице» (в воскресенье, оба в раскраске, разумеется), и, конечно, ударным финалом,  - «Белое солнце пустыни». Далеко не случайный подбор, особенно если принять во внимание, что между фильмами зрителей Первого всласть накормили почти двухчасовым концертом Аллы Пугачевой, составленным, преимущественно, из её хитов 70-х, когда примадонна была на вершине всенародной любви.

Собственно, вот эта программная сетка и есть система координат: вы  там, ребята, в 70-х. («А нам не стpашен// Hи вал девятый,// Hи холод вечной меpзлоты// Ведь мы pебята,// Ведь мы pебята// Семидесятой шиpоты», как с самозабвенным пофигизмом  пел когда-то Эдуард Хиль.)

Да, мы там, приходится признать.  Мы снова там.

 

Кстати, «Белое солнце…» я  пересмотрел новым взглядом: особо отчетливо бросились  в глаза английский френч злодея Абдуллы, раздрай среди братьев-мусульман вокруг нефти, символическая фигура подстреленного в шаге от цели боевика ИГИЛ (авторы фильма не знали о такой организации, запрещенной в РФ, но всё прозрели, как истинные художники)… Ну, и Сухов, конечно, в финале, победив всех, отказавшийся от коня и провианта и отправившийся через пустыню пешком в землю обетованную, сопровождаемый закадровыми заповедными словами о всепобеждающих верности, добре и любви.

Один, к сожалению, без племени. Весьма актуальная концовка.

 

И вот в таком контексте стоит ли удивляться, что партия власти, несмотря на очевидный  экономический кризис, падение уровня жизни большинства населения и хмурые тучи на границах, что эта партия не только не теряет своих позиций, но и укрепляет их? Логично же.  Статистика показывает, что явка на выборы 2016-го года оказалась почти на треть ниже, чем на такие же в 2011-м; многие решили, что им от этих выборов ни холодно – ни жарко.  Потому что, как объяснял задолго до дня голосования руководитель ВЦИОМ Валерий Федоров, существует «долгосрочный тренд на общее снижение интереса к выбором, связанный с демографическими особенностями: молодежь, получившая право голосовать, менее активно проявляет себя».

Разумеется, будь у едросов дееспособная оппозиция, с адекватными лидерами, ясной альтернативной программой и партийной дисциплиной, организацией, молодежь, пожалуй, встряхнулась бы и пошла, но где та дееспособность? С моей точки зрения, на самом деле полем для политической борьбы, борьбы за власть, в конечно счёте, является противостояние между проводимой режимом Путина линией (унаследованной от Гайдара-Чубайса) на доминирование финансового капитала (с патриотически-патриархальными нотками в нематериальной сфере) и сформулированной Глазьевым и его единомышленниками по «Столыпинскому клубу» линией на  подчинение финансового капитала задачам роста и диверсификации реальной экономики, - всё остальное суть болтовня.  Стороной такой борьбы, вполне в конституционных рамках, могла бы стать свежеслепленная «Партия роста», но на поверку вышло, что это очередной спойлер, подстраховка Кремля от неожиданно восставшего из нафталина Явлинского с его «яблочными» бубнилками 20-летней давности. В результате обе компании получили – на двоих – менее 3,5% голосов. 

ПАРНАС и «Гражданскую платформу» к партиям-спойлерам не отнесешь, вроде бы (хотя Пелевин в «Лампе Мафусаила» намекает, что можно и нужно, мол, кураторы из «органов» есть у всех), но в этой мелкобуржуазной тусовке, где всяк мнит себя вождем, не желая понять, что не умеющий подчиняться никогда не будет властвовать, реально некому и нечего сказать избирателю, а концентрация предвыборной кампании на интернет-ресурсах лишний раз показала, что эти господа живут в виртуальной среде, куда как отличающейся от реальной.  Молодежь же, вроде бы насквозь виртуализированная,  не повелась и осталась верна девайсам.

Разумеется, девайсы показали (уже под вечер дня голосования  и продолжают показывать сегодня), несколько видео со вбросами бюллетеней.  Можно подумать, что это разоблачительные материалы, но мне кажется, что речь тут надо вести о завершающих мазках в картине эстетического фона выборов 18 сентября:  безотносительно того, являлись ли эти ролики инсценировкой, как утверждают некоторые твердокаменные сторонники ВВ (всяческой власти), или запечатлели суровую правду они просто обязаны были появиться в социальных сетях, - как свисток, в который уходит пар, как носовой платок для оппонировавших ЕР партий, дающий возможность утереться приличным образом (вот, мол, почему мы проиграли) и успокоиться.  По крайней мере до 2018 года.

 

Два слова о родном Татарстане. Тут на этот раз решили не заморачиваться с обеспечением рекордной явки на выборы, хотя и показали некоторый прирост проголосовавших в сравнении с 2011-м годом, однако дали «Единой России» более 85% голосов. Таким образом, если расценивать прошедшее как смотр дееспособности руководителей регионов,  Рустам Минниханов справился с задачей на «отлично», в обозримом будущем смена элит республике не грозит.  При том есть смысл отметить одну важную особенность предвыборной кампании в РТ: акцент делался не на «ум, честь и совесть» в виде «Едра», а на то, что мы выбираем «команду Татарстана», которая позволит удержать порядок и приемлемый, в сложившихся условиях, уровень социального самочувствия жителей.  

Характерно, что по факту экономическая политика властей РТ заметно ближе к программе Глазьева (условно говоря), чем к установкам Кудрина и Ко.  Но это так, к слову.

Юрий Алаев.

2
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии