Аркадий Ротенберг, Дмитрий Курбатов и Михаил Дегтярев

Амурские волны  в деле Фургала

Фото
Александр Щербак / ТАСС

«Жесть» - так лаконично озаглавлен материал в «Новой газете», посвященный экономико-криминальной составляющей дела экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Очень интересная версия.

Назначение Михаила Дегтярева врио главы Хабаровского края — ответ на все вопросы о причинах ареста экс-губернатора Фургала: регион возглавил не столько член ЛДПР, сколько член правления Федерации хоккея России: председатель правления ФХР — Аркадий Ротенберг, первый вице-президент — Роман Ротенберг. Круг замкнулся.

В чем обвиняют Фургала

Евгений Зоря к началу нулевых был в Хабаровском крае успешным предпринимателем. Его бизнесом была торговля едой с ларьков на колесах. Вечером 29 октября 2004 года Зоря поставил машину на стоянку и пошел к многоэтажке на улице Серышева в Хабаровске, где у него была квартира. Вообще-то Зоря уже несколько лет жил в Канаде, купил там недвижимость, перевез семью, получил канадский паспорт. Но время от времени в Хабаровск приезжал. Вот и теперь он всего три дня как прилетел из Ванкувера. На пути к дому от стоянки был убит.

— Из всех убийств, о которых сейчас заговорили в связи с Фургалом, громким было только это, — рассказывает хабаровский журналист Ирина Харитонова. — Зоря был известный в городе человек, бывший военный журналист, уволился из армии в звании майора. На дорожке к дому он встретился с каким-то мужчиной, между ними завязалась беседа на повышенных тонах, Зоря даже толкнул его. То есть он знал своего убийцу. А потом — выстрелы (если правильно помню — семь или восемь) из пистолета Макарова. Позже стало известно, что дома у Зори нашли заявление в милицию об угрозах.

По версии, которую выдвигает следствие сегодня, в заявлении Зоря упоминал конфликт с компанией «МИФ-Хабаровск», с которой судился из-за складских помещений обанкротившегося завода железобетонных конструкций.

Владели той фирмой молодой бизнесмен Сергей Фургал и его старший партнер Николай Мистрюков. Следствие считает, что Зоря приехал из Канады на очередное судебное заседание, а они его убили.

Судебный процесс между Зорей и фирмой Фургала действительно был. Он длился несколько лет, Зоря проиграл в первой инстанции, в октябре 2003-го проиграл апелляцию. Но в апреле 2004-го апелляционная инстанция Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа отменила предыдущее решение, склад был присужден Зоре, и тот вернулся в Канаду целым и невредимым. Последнее решение в его пользу суд вынес 24 августа 2004 года. Спор был окончен. Зачем бы Зоре приезжать в Хабаровск в октябре, а Фургалу — убирать его?

Через пять дней, 3 ноября, снова в центре Хабаровска, только на улице Ленина, убивают предпринимателя Александра Адамова. Он владел, в числе прочего, хлебозаводом, поставлявшим Зоре продукцию для продажи в ларьках.

— Адамов тоже уже не жил в Хабаровске, — продолжает Ирина Харитонова. — И он тоже приехал за несколько дней до гибели, только из Сочи. Киллер подстерег его утром возле дома.

Оба убийства оставались нераскрытыми без малого 16 лет. По делу Адамова привлекали его младшего брата, но того оправдали присяжные. Сейчас Следственный комитет сообщает, что будет проверять Фургала на причастность и к заказу на Адамова.

Но 16 лет назад в Хабаровске, вспоминает Ирина Харитонова, обсуждали совсем другую версию.

— Когда-то в городе был такой авторитет Юрий Масленников по прозвищу Краб, — говорит Ирина. — Он сам занял место «смотрящего» по городу, когда убили вора Соседа, хотя не был коронован. И якобы Краб, не спросив воров, дал Зоре и Адамову денег на развитие бизнеса из общака. Потом начались «терки» между ворами в Комсомольске-на-Амуре и Крабом. Краб ударился в бега, прихватив общак, а кто-то из воров разобрался с Зорей и Адамовым. Для чего-то их ведь вызывали в Хабаровск?

Второе убийство, которое вменяют Фургалу, — гибель предпринимателя Олега Булатова в феврале 2005 года.

— Бывший участковый, он уволился из милиции и работал менеджером в «МИФ-Хабаровск» у Фургала и Мистрюкова, — рассказывает хабаровский журналист Сергей Мингазов. — Через год ушел от них и начал собственное дело.

Булатова убили возле его дома на улице Декабристов, в частном секторе. Этот дом по-прежнему, как и тогда, выделяется среди соседних деревянных развалюх, новые жильцы только пристроили гараж. Торговля металлоломом явно приносила доход.

— Были выстрелы, потом во двор к ним бросили гранату, но от нее никто не пострадал, — рассказывает соседка. — А больше мы ничего об этом и не знаем.

Тело Булатова нашли на улице, киллер выпустил в него семь пуль. Теперь следствие считает, что Фургал с Мистрюковым убрали опасного конкурента. И если смотреть по данным СПАРК, то действительно в 2003 году бывший участковый зарегистрировал собственное ООО «ВЭС-Маркетинг», основной вид деятельности — оптовая торговля отходами и ломом металлов. Но уже в 2004-м Фургал с Мистрюковым вошли в его бизнес в качестве соучредителей, все трое были полноправными партнерами с долями по 33,3%. Вскоре после гибели Булатова компания перестала существовать. Какой толк был Фургалу убивать партнера — непонятно.

Четвертый эпизод, который СК хотел бы вменить Фургалу, — убийство жителя деревни Лермонтовки в 180 километрах от Хабаровска Романа Сандалова. За него был осужден водитель Фургала — Владимир Журавлев. И пресса уже успела рассказать, что осенью 2018 года, аккурат после губернаторских выборов, Журавлев якобы принес семье Сандаловых полтора миллиона рублей.

Родители Романа Сандалова так и живут в Лермонтовке. Найти их просто: рабочий на шиномонтаже показал мне дорогу к кирпичной пятиэтажке, у магазина женщина с сумками объяснила, где квартира Сандаловых, а их соседка позвонила маме Романа — Наталье Георгиевне.

— Столько раз уже все это рассказала, — машет рукой женщина, но все равно плачет. — Нет, угроз никаких не было. Все случилось в течение трех дней…

Роман Сандалов работал монтером путей на железной дороге в Бикине, райцентре. Был положительным и непьющим молодым человеком. Купил японский грузовичок и подрабатывал, когда были заказы. Часто помогал друзьям, просившим отвезти металл на пункт приемки.

Металлом тогда приторговывали многие, а пункт находился как раз в Лермонтовке, возле кладбища. Написано на нем было, помнит Наталья Георгиевна, «МИФ-Хабаровск». И вот как-то Роман снова отвез металл для одного из друзей, тому приемщик не заплатил, он решил свой металл забрать, опять подрядил для этого Романа… В общем, через пару дней водителя машины, укравшего лом, нашли. Разбираться с ним приехали несколько человек, один — с карабином «Сайга». Роман побежал — и тот, с карабином, выстрелил ему в спину. Парень умер в больнице.

— Как я это пережила, перетерпела — не знаю, — качает головой его мама. — Единственный, кто хотел нам помочь, это следователь прокуратуры Валерий Борисович Иванюшев. Он сказал мне: не беспокойтесь, по вашему делу все раскрыто, все известны, скоро будет суд.

Бывший следователь работает в прокуратуре Хабаровска, но говорить о том деле не захотел. Ему до суда дело довести не удалось. Подозреваемый скрылся и четыре года был в розыске. Потом почему-то сам пришел сдаваться. Владимир Журавлев рассказал, что не хотел убивать Сандалова, хотел только припугнуть, пальнул в воздух — а Сандалов поскользнулся, упал, вот пуля в него и попала. Новый следователь переквалифицировал обвинение на убийство по неосторожности, Журавлев получил год и девять месяцев колонии-поселения. Суд обязал его выплатить компенсацию в пользу семьи погибшего — полтора миллиона рублей. Но откуда ж у него такие деньги?

— А в 2016 году я написала Жириновскому, — рассказывает Наталья Георгиевна. — Ведь Фургал-то, которого водитель, в их партии. Почему я даже денег не могу получить за гибель сына? И скоро пришел этот Журавлев. Принес миллион рублей.

Я уточняю у женщины: точно не после губернаторских выборов в 2018-м семья получила деньги? Нет, отвечает: после письма Жириновскому в 2016-м.

По версии следствия, в 2004–2005 годах сокрытием преступлений, совершенных Фургалом, занимался целый штат сотрудников городской и краевой прокуратур. Что же за влияние такое было у 35-летнего торговца металлом, недавно работавшего неврологом за 700 километров от Хабаровска? И почему его не осталось у него же спустя 15 лет и на посту губернатора? 

Как уже писала «Новая», Сергей Фургал родился в 1970 году в селе Пояркове Амурской области, окончил мединститут и семь лет лечил пациентов районной больницы. В 1999-м бросил работу врача-невролога и ушел в бизнес. Вчерашний доктор занялся скупкой-продажей лома металлов.

В первой же компании, зарегистрированной в 2001 году, партнером Фургала был Николай Мистрюков — сибиряк, окончил во Владивостоке завод-втуз, в бизнес пришел с должности слесаря на Приморском судоремонтном заводе. Фирму свою назвали «МИФ-Хабаровск», МИФ — это Мистрюков и Фургал.

Собственно, это все, чем они были к 2004 году. Особого авторитета, такого, чтоб строить прокурорских и УБОП, у них не могло быть. Скорее авторитетом обладал погибший Зоря.

Мистрюков и Фургал вступили в ЛДПР. Ходил слух, что именно в этой партии можно быстро получить проходное место в списке на выборах. И действительно в 2005 году партнеры дружно пройдут в краевой парламент, Фургал — под первым номером в списке, Мистрюков — под вторым. А еще через два года Фургал переедет в Москву, в Госдуму.

КТО ТАКОЙ ФУРГАЛ

Как уже писала «Новая», Сергей Фургал родился в 1970 году в селе Пояркове Амурской области, окончил мединститут и семь лет лечил пациентов районной больницы. В 1999-м бросил работу врача-невролога и ушел в бизнес. Вчерашний доктор занялся скупкой-продажей лома металлов.

В первой же компании, зарегистрированной в 2001 году, партнером Фургала был Николай Мистрюков — сибиряк, окончил во Владивостоке завод-втуз, в бизнес пришел с должности слесаря на Приморском судоремонтном заводе. Фирму свою назвали «МИФ-Хабаровск», МИФ — это Мистрюков и Фургал.

Собственно, это все, чем они были к 2004 году. Особого авторитета, такого, чтоб строить прокурорских и УБОП, у них не могло быть. Скорее авторитетом обладал погибший Зоря.

Мистрюков и Фургал вступили в ЛДПР. Ходил слух, что именно в этой партии можно быстро получить проходное место в списке на выборах. И действительно в 2005 году партнеры дружно пройдут в краевой парламент, Фургал — под первым номером в списке, Мистрюков — под вторым. А еще через два года Фургал переедет в Москву, в Госдуму.

Как загибалась «Амурсталь»

Тем временем в Комсомольске-на-Амуре, втором по величине промышленном городе края, потихоньку умирало градообразующее предприятие — завод «Амурметалл», в героическом прошлом — «Амурсталь».

Помните Павку Корчагина, «Как закалялась сталь»? Комсомольск-на-Амуре — это ровно такой социалистический город-сад, о каких мечтали комсомольцы 1920-х. Кажется, с тех пор его даже не очень ремонтировали. В Комсомольске тоже ездят машины с наклейками «Свободу Фургалу» и дружно гудят по вечерам, а люди выходят протестовать с плакатами. Единственному заехавшему к ним журналисту — мне — наперебой рассказывали, каким хорошим был их губернатор.

— Здесь ведь о нас не напишут, — вздыхает комсомольчанин Дмитрий.

— О нашей акции написал только один сайт, да и то со слов прокурорши о том, что люди вышли праздновать освобождение от Фургала.

Комсомольск называют городом президентского внимания. То есть сам Путин сказал, что это город его внимания. Жизнь там реально начинается по заводскому гудку, потому что образуют город четыре крупных завода. Авиационный (выпускает истребители Су и фюзеляж для «Сухого Суперджета»), судостроительный (атомные подлодки), нефтеперерабатывающий (крупнейший на Дальнем Востоке, принадлежит «Роснефти»). Четвертый — «Амурметалл», единственный по всему Дальнему Востоку сталеплавильный завод. Сырье ему до недавнего времени поставляла компания «Торэкс», владели ею с 2007 года Николай Мистрюков и супруга Фургала — Лариса Стародубова.

Как завод, у которого кругом заказчиков хоть отбавляй, хотя бы те же корейские автозаводы или китайцы, ухитрились довести до агонии — отдельная история. Скажем только, что перед банкротством АО «Амурметалл» сменило несколько собственников, в их число вошел депутат от «Единой России», а потом и спикер Законодательной думы Хабаровского края Сергей Хохлов, потом пакет акций растекся между разными мелкими фирмами и медленно разошелся по офшорам. Перед тем как окончательно обанкротиться, АО «Амурметалл» появилось в числе учредителей ООО «Континентальная хоккейная лига». Можно считать это первым звоночком:

одни и те же люди, оказывается, интересовались металлом и хоккеем.

И вот в июне 2013 года в «городе президентского внимания» главный завод встал. Выяснилось, что за 4 месяца он накопил убытков на полмиллиарда рублей. Прежний инвестор, Внешэкономбанк, дать деньги отказался. В августе полпредом президента в ДФО был назначен Юрий Трутнев, и ему надо было как-то избежать социального взрыва, а именно — появления трех с половиной тысяч безработных.

— Перед Трутневым стояла задача вытащить завод, — рассказывает журналист Сергей Мингазов, — и он начал искать новых инвесторов. Посредником, насколько я знаю, он позвал депутата Госдумы Сергея Фургала.

В тот момент, получается, сошлись интересы полпреда и Фургала, для которого завод, переплавлявший лом, стал чуть ли не родным. Именно тогда Трутнев своими руками, можно сказать, Фургала выпестовал.

— Он вытащил его на поверхность, он придал ему статус, — считает Сергей Мингазов.

Как закалялся Фургал

АО «Амурметалл» скончалось, но имущественный комплекс завода, повисший на шее краевого правительства, несколько раз пытались продать с торгов. Цена падала с девяти миллиардов до трех, а желающих вбросить в эти потухшие печи пару-тройку миллиардов не находилось.

Между тем владельцы «Торэкса» так увлеклись металлургией, что захотели не только торговать ломом, но и плавить его на собственном заводе. Они учредили ООО «Хабаровский электросталеплавильный завод» (ХЭСПЗ).

— Мы прошли госэкспертизу, получили разрешительные документы, — рассказывает сотрудница, помогавшая Стародубовой и Мистрюкову с оформлением бумаг (имя известно «Новой»).

Но тут чуть ли не от самого полпреда Трутнева, как говорят наши собеседники, поступило предложение: зачем же строить новый завод, если вот — есть прекрасный, хоть и старый.

Денег на выкуп громоздкого «Амурметалла» у Стародубовой и Мистрюкова не было. И тогда им, а может — сначала супругу Стародубовой — посоветовали позвать в партнеры человека, который сможет взять нужный кредит в банке «Восточный». Банк, со своей стороны, выдвинул условие: новый партнер — имярек — должен владеть не менее чем 50% управляющей компании.

Так на базе «Торэкса» и других фирм Стародубовой-Мистрюкова появилась группа компаний «Торэкс-Хабаровск». Во всех предприятиях, как и требовал банк, 50-процентную долю получили либо физлицо по имени Павел Бальский, либо никому не известная фирма «Армада». Человек, на которого она оформлена, регистрировал еще два с лишним десятка компаний, какие-то даже пока числятся действующими. Но в распоряжении «Новой» есть выписка из реестра акционеров «Армады».

По состоянию на октябрь 2019 года владельцем 100% акций значится тот же Павел Бальский.

КТО ТАКОЙ БАЛЬСКИЙ

Павел Григорьевич Бальский когда-то жил в Германии, возглавлял Германскую ассоциацию соотечественников. Его бизнес, по слухам, был связан с пошивом элитных костюмов, и среди заказчиков оказались предприниматели из семьи Ротенбергов. В 2006 году Бальский был избран президентом Национального союза ветеранов дзюдо.

В 2010-м вошел в состав совета директоров СМП-банка, подконтрольного Аркадию Ротенбергу.

В ноябре 2012-го стал первым вице-президентом хоккейного клуба «Динамо», где президент — Аркадий Ротенберг.

Банк «Восточный» дал владельцам «Торэкс-Хабаровск» нужный кредит. В 2016 году на торгах компания за 2,47 миллиарда рублей выкупила имущественный комплекс «Амурметалла».

Щедрость банкиров «Восточного», как, видимо, и условие о 50-процентной доле Бальского, можно объяснить просто: в состав совета директоров банка входила близкая знакомая Бальского — владелица сети салонов красоты в Москве и любительница бальных танцев Оксана Мисоне. В инстаграме она выкладывала не только видео с румбой и самбой, но и трогательные фото с детьми и их папой, как две капли воды похожим на Бальского. В качестве обеспечения части кредита Оксана Мисоне даже передаст в залог банку собственное имущество: 113 земельных участков в Подмосковье (в распоряжении «Новой» есть копия ипотечного договора), залоговая стоимость — 280 миллионов рублей.

И завод начал оживать. Ему вернули историческое название — «Амурсталь». Компании, входящие в группу «Торэкс-Хабаровск», начали работать с ним по давальческой схеме: поставляли сырье и оплачивали переработку, потом получали готовый продукт и продавали. Появились заказчики в России, в Южной Корее, в Китае. И хотя четвертью завода владела Лариса Стародубова, все прекрасно знали, кто у нее муж.

— Трутнев, который не только оставался полпредом и вице-премьером правительства, но еще был и заместителем главы Комиссии по развитию Дальнего Востока, изо всех сил содействовал проектам «Амурстали», — рассказывает наш собеседник, работавший с хабаровским правительством. — Например, пролоббировал запрет на вывоз лома черных металлов за границу.

Все Приморье стонало, потому что с этого многие кормились. Зато в выигрыше были владельцы «Амурстали»: весь лом повалил к ним.

Трутнев лоббировал и льготные железнодорожные тарифы для его перевозки.

Помогая заводу, полпред автоматически продвигал вверх и Фургала. Именно от Комсомольска-на-Амуре в 2016 году Фургал в последний раз прошел в Госдуму. Его популярность в регионе уже была такой, что «Единая Россия» в этом округе просто не выставила никого.

За 2017 год у завода «Амурсталь», а точнее, у компании «Торэкс-Хабаровск», согласно данным СПАРК, прибыли еще не было — ее съедали выплаты по кредитам. Зато она заплатила 392,3 миллиона рублей налогов. Через год чистая прибыль составила 346,2 миллиона рублей, налоги — 1,4 миллиарда. Чистая прибыль к концу 2019-го доросла до 459,5 миллиона рублей. Но это, видимо, был последний тучный год «Амурстали».

В 2018 году, как уже писала «Новая», Фургал в роли «технического кандидата» обошел на выборах ставленника «Единой России» Шпорта и отказался снять свою кандидатуру перед вторым туром. Так он, неожиданно для себя самого, а главное, неожиданно для полпреда, Москвы и вообще всех, кто интересовался Хабаровским краем, стал губернатором. Властью то есть.

 

Директор

В феврале 2020 года на заводе «Амурсталь» сменился гендиректор. «Армада» как владелец контрольного пакета назначила общее собрание собственников и приняла решение отстранить от должности прежнего — Сергея Кузнецова.

КТО ТАКОЙ СЕРГЕЙ КУЗНЕЦОВ

Инженер, потомственный металлург. В этой сфере, рассказала «Новой» сотрудница завода, работали родители Кузнецова. Сам он — один из авторов изобретения «Способ многоручьевой прокатки арматурной стали периодического профиля». Раньше возглавлял завод «Энергомаш» в подмосковном Чехове. В Комсомольск-на-Амуре Кузнецова переманил, по словам нашей собеседницы, московский собственник, и поначалу считалось, что это «человек Бальского».

— Но для Сергея Алексеевича главное — чтобы завод работал, всякие многоходовочки — это не для него, — продолжает сотрудница завода. — Ему все равно было, с кем из учредителей иметь дело. Завод работает — его все устраивает.

Через три дня после отстранения, 3 марта, Сергей Кузнецов напишет заявление на имя начальника УМВД РФ по Хабаровскому краю: «Бальский Павел Григорьевич… сказал мне дать показания правоохранительным органам и выступить перед средствами массовой информации… а именно — оговорить себя и ранее уволенных заместителей о надуманных им фактах незаконных финансовых операций на предприятии, которых в действительности не было и не могло быть». Последняя фраза подчеркнута и выделена жирным шрифтом.

В этом же заявлении Кузнецов рассказывает, как в 2019 году Бальский привозил на «Амурсталь» делегацию китайцев. Уже тогда по краю прошел слух, что новые собственники хотят продать завод. К приезду китайских товарищей, пишет Кузнецов, Бальский поручил повесить в конференц-зале «его фотографии с первыми лицами страны».

Кузнецов в июле 2020-го действительно будет арестован по обвинению в «незаконных финансовых операциях», точнее — в приготовлении к мошенничеству. Вместе с ним под арест отправится и зам по безопасности.

С 28 февраля 2020 года завод возглавляет новый гендиректор — Григорий Фрейдин.

КТО ТАКОЙ ФРЕЙДИН
 

Григорию Яковлевичу 34 года. В его биографии сказано, что он окончил юрфак Высшей школы экономики, но сам он сообщает, что еще он экономист и лингвист. Не считая «Амурстали», Фрейдин успел поруководить или выступить в качестве совладельца в семи компаниях. Одни уже ликвидированы, другие СПАРК определяет словами «высокий риск». В двух Фрейдин был партнером или подчиненным Павла Бальского.

Регулярно, раз в месяц, прилетать в Хабаровский край и ездить в Комсомольск-на-Амуре на один-три дня Фрейдин, по информации источников «Новой», начал в конце 2016 года. В 2020-м прилетел в Хабаровск за три дня до общего собрания собственников, отстранивших Кузнецова, а через неделю вернулся в Москву. Там остается его семья, сам он руководит заводом, живя на два города. Владеет автомобилями Audi Q5, Audi Q7, мотоциклами Ducati Monster 696 и Harley-Davidson XL1200X.

Ради 40-минутной беседы с новым директором «Амурстали» я проехала 900 километров от Хабаровска до Комсомольска-на-Амуре и обратно. Он рассказал, что завод получил в плачевном состоянии: производство стояло, долги по оплате электричества и отопления дошли до 150 миллионов рублей, электроэнергия и горячая вода были отключены.

— Денег рассчитываться с поставщиками энергоресурсов не было, — сообщил «Новой» Григорий Фрейдин. — Денег у завода не было вообще. Не было ни сырья, ни готовой продукции на складе. Были одни долги.

— А как это случилось с предприятием, которое еще летом успешно работало, имело заказчиков и поставщиков?

— Нас тоже волнует этот вопрос. Мы проводим финансовый аудит. Полноценное заключение еще не готово.

— Как называется компания-аудитор?

— Могу вам название сказать международной компании… [Местные] в связи с ангажированностью губернатора Хабаровского края к этому предприятию сотрудничать отказались, поэтому…

— То есть вы обращались к местным?

— Мы взяли крупную московскую компанию, которая занимается именно финансово-экономическими экспертизами.

— Так как она называется?

— Сейчас я сходу вам не скажу.


Прервем диалог. Григорий Фрейдин потребовал визировать у него перед публикацией прямую речь. И там, где под диктофон «сходу не сказал», письменно название аудитора прислал.

Так вот: «международная компания», она же «крупная московская компания» АНО Экспертно-правовой центр «Финансовые расследования и судебные экспертизы» зарегистрирована в декабре 2018 года.

Продолжаем.


— По вашему мнению, с чем связан крах завода к февралю 2020 года?

— Предположительно он связан с выводом оборотных средств.

— Кто, по вашему мнению, выводил деньги, когда и куда?

— Предыдущий менеджмент. Аудит показал цепочку компаний, через которую это делалось, а непосредственно какие физические лица принимали решения, давали указания — этого я сказать не могу, я же не суд. Началось это ориентировочно с лета 2019 года, когда большая часть активов завода стала формироваться в дебиторскую задолженность перед компаниями, которыми владеет госпожа Стародубова и ее дочь.

— Почему они вдруг начали так поступать? Ведь все прекрасно работало.

— Этого я вам не могу сказать. Мы еще в январе обратились в правоохранительные органы. Потому что у завода были набраны кредиты, которые должны были обеспечивать его нормальное функционирование, а вместо этого он начал просто скатываться в банкротство. Общая сумма кредитов — порядка двух миллиардов рублей.

В активе у завода не было ни готовой продукции, ни сырья и материалов, ни денежных средств на расчетных счетах.

Завод не получал металлолом и не выпускал продукцию, он не мог оплачивать электроэнергию, отопление, газ, налоги.

— С вашим приходом завод сразу заработал? Сразу появились оборотные средства, заказчики, сырье?

— Заказчики никуда не девались, ждали, когда завод заработает. Деньги привлек Павел Бальский, как и обещал. Сменился менеджмент, были привлечены оборотные средства. Мы за шесть месяцев закрыли задолженность на сумму около полутора миллиардов рублей. Рассчитались с энергетиками полностью, закрываем долги перед другими поставщиками.

— Я изучила ваш управленческий опыт. Почти все компании, которыми вы владели или которые возглавляли, прекратили существование.

— Я могу сказать, что ваши статьи мне тоже не нравятся.

— Нравятся или нет — вопрос вкуса, а если компания ликвидирована — это факт. На чем основана надежда, что вам удастся возродить «Амурсталь»?

— Если бы не было надежды, меня бы не назначил учредитель.

— Учредитель знает вашу бизнес-историю?

— Учредитель знает историю моего успеха. А что там написано в СПАРКе — это не имеет под собой… Не соответствует действительности…

На самом деле некоторый рассинхрон с действительностью в словах нынешнего директора есть. Например, в распоряжении «Новой» имеется пояснительная записка к бухгалтерской отчетности завода за 2019 год. Предприятие заплатило 1,6 миллиарда рублей налогов; 64% продукции шло на экспорт — корпорации DAEWOO, остальное — на внутренний рынок. Выручка по сравнению с 2018 годом выросла на 7 миллиардов. Запасы ресурсов, остатков незавершенного производства, полуфабрикатов, готовой продукции, подготовленных к отгрузке товаров по состоянию на 31 декабря накопились на 819 миллионов рублей. Из кредита, взятого в банке «Восточный», невыплаченными оставались 945 миллионов рублей — меньше половины. Иначе говоря, несмотря на катаклизмы, которые сотрясали завод с октября 2019 года, к январю 2020-го он был вполне жив.

Тогда что Григорий Фрейдин назвал «выводом оборотных средств» и почему прежний директор вместе с замом арестованы?

Как гибнут за «Амурметалл»

Суммы, на которую «Восточный» в 2016 году кредитовал «Торэкс-Хабаровск», хватило на выкуп имущества на торгах. Но заводу для работы срочно нужны были оборотные деньги.

Проблему решали посредством видеоконференций с Москвой. Из столицы, говорит бывший сотрудник завода в Комсомольске, процессом руководил Бальский. Он сетовал, что банки отказывают «Амурстали» в кредитах, потому что управляющая компания создана недавно, а все имущество и все доли учредителей в залоге у «Восточного». И Бальский нашел частных кредиторов: физические лица дали заводу в общей сложности 700 миллионов рублей. В основном, замечает сотрудник завода, это были люди, близкие к самому Бальскому или к его бизнес-партнерам. Одним из кредиторов стала, например, уже известная нам звезда инстаграма Оксана Мисане.

Летом 2019 года (как раз тогда, когда, по версии гендиректора Фрейдина, кто-то стал активно выводить оборотные средства с завода) именно эти частные кредиторы, по словам бывшего сотрудника завода, потребовали вернуть им деньги, завод выгреб всю оборотку и всю прибыль, но расплатился.

Тогда включился банк «Восточный» (в совете директоров, напомним, Мисане). Завод исправно платил по кредиту, но банк нашел формальные нарушения в документации и выкатил два штрафа по 78 миллионов рублей. Один из них удалось оспорить в суде (решение опубликовано).

В октябре 2019-го был арестован Николай Мистрюков, владелец 25-процентной доли «Амурстали». Ему предъявили обвинение в организации убийств 2004–2005 годов.

— С обыском по делу об убийствах пришли на завод, совладельцем которого Мистрюков стал через 11 лет после тех убийств, — рассказывает бывший работник завода.

— Причем выемку документов, связанных с производством, опять-таки — по делу об убийстве, проводили сотрудники ОБЭП.

Через три месяца после ареста Мистрюкова, когда тот будет сидеть в Лефортово, несмотря на обнаруженный у него рак, когда он, как пишет в фейсбуке член ОНК Ева Меркачева, наполовину ослепнет, его супруга по доверенности подпишет договор о продаже его доли завода Бальскому. И не по той цене, что фигурировала в оферте, а вчетверо дешевле. Женщина, у которой муж в СИЗО, еще не то подпишет. С января 2020 года партнера семьи Ротенбергов будет отделять от 100-процентного владения «Амурсталью» только доля Стародубовой — супруги губернатора Фургала.

— И что, — спрашиваю собеседника, — губернатор совсем не пытался включить административный ресурс, как это часто бывает?

— А не было у него никакого ресурса, — отвечает собеседник. — Он шел на выборы без собственной команды и за полтора года даже в правительстве успел заменить только процентов двадцать.

Все эти месяцы Лариса Стародубова будет пытаться оспорить в арбитраже действия партнера — и не выиграет в Хабаровске ни одного суда.

Губернатора арестуют и увезут в Лефортово 9 июля. Словно предвидя события, за два дня до этого компания «Армада» выкупит у банка «Восточный» весь оставшийся кредит завода (оформление, по данным ЕГРЮЛ, завершено 14-го числа). К «Армаде», таким образом, перейдет в залог все, что было заложено в банке, в том числе — 25-процентная доля Ларисы Стародубовой. Дальше Бальскому даже не надо ничего делать: завод, принадлежащий ему на три четверти, может просто один раз просрочить выплату долга компании, принадлежащей ему же на 100%. Залог, то есть доля Стародубовой, аккуратно перейдет в руки партнера семьи Ротенбергов.

Врио губернатора Хабаровского края и член правления Федерации хоккея вряд ли кривит душой, когда говорит, что он тут временно, выполнит поручение президента — и уедет. Дегтяреву и вправду необязательно засиживаться в Хабаровске надолго.

Ирина Тумакова, спецкор «Новой».

На снимке: Аркадий Ротенберг, Дмитрий Курбатов и Михаил Дегтярев.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии