05.10.2006 Бизнес

Эффект пожирания отходов

В нижнекамском ООО “Экология” “прописалась” уникальная в масштабах России установка для утилизации промышленных отходов, основанная на эффекте сверхдиабатики, который долгие годы был головной болью ракетостроителей.

Прирученные “Акулы”Сверхдиабатика - это уникальное физико-химическое явление, многократно усиливающее процесс горения. Благодаря высокой концентрации энергии, КПД сжигающих устройств могут достигать 95%, тогда как в обычных печах он не выше 70%. Обнаруженное еще на заре развития ракетной техники, это явление имело отрицательное значение, поскольку становилось причиной взрыва ракет. Но в эпоху конверсии “гадкий утенок” неожиданно оказался прекрасным лебедем: сверхдиабатика могла быть полезной для целого ряда новых и, прежде всего, природоохранных технологий, позволяющих эффективно сжигать то, что в других условиях не горит (высокозольные угли, ил с полей фильтраций, бытовой мусор). И когда директор природоохранной фирмы Михаил Старовойтов узнал, что такая установка разрабатывается специалистами лаборатории акустики Казанского высшего военного артиллерийского училища, то сразу же наладил с ними контакты, загоревшись идеей во что бы то ни стало, ее приобрести.

Два года назад его мечта сбылась: две первые в России сверхдиабатические установки по утилизации отходов, которые их создатели нарекли “Акулами”, стали собственностью его фирмы. Но поскольку это были всего лишь опытно-промышленные, экспериментальные установки, то экологам пришлось повозиться с год, прежде чем довести их до ума. Первая “Акула” - совершенно бездымная печь производительностью 15-20 тонн в сутки, установленная рядом с переполненным до краев отстойником пастообразных нефтешламов одного из “черных озер” биологических очистных сооружений “Нижнекамскнефтехима”, уже переработала в своей огненной пасти 300 тонн всей этой гадости, которая накапливалась здесь десятилетиями. И это всего лишь начало, если учесть, что контракты на переработку нефтешламов “Экология” заключила не только с “Нефтехимом”, но и с “Татнефтью”. Больше того: вторая “Акула”, которую экологи сейчас выводят на рабочий режим, “обучена” не уничтожать отходы, а перерабатывать их. И “рацион питания” у нее несколько иной - старая авторезина, шланги, полиэтиленовые канистры из-под краски, масел, растворителя. Все эти отходы методом прямого пиролиза будут перерабатываться в реакторе печи в... котельное топливо и кровельный битум. Вторую жизнь обретет и металлокорд от старых автопокрышек: сталь, размягченная при высокой температуре, будет “облагораживаться” в ванной с серебряной пудрой, становясь прекрасной вязальной проволокой (попутно заметим, что утилизация металлокорда - достаточно серьезная проблема природоохранных предприятий, занимающихся переработкой старых шин в резиновую крошку). На производстве котельного топлива из нефтешламов будет специализироваться третья - самая мощная “Акула”, контуры которой уже вырисовываются рядом с двумя ее соседками.

И, пожалуй, самое главное. Поскольку об уникальных возможностях установок, основанных на принципах сверхдиабатики, стало известно далеко за пределами республики и спрос на них все более возрастает, фирма “Экология” приобрела лицензию у создателей “Акул” и намерена наладить серийное их производство на Нижнекамском механическом заводе. Тем более наряду с основной, санитарной функцией их можно будет одновременно использовать как небольшие котельные для обогрева жилых домов, производственных сооружений, или в качестве мини-ТЭЦ, ежегодно вырабатывающих, в зависимости от их мощности, от 1 и более мегаватт электроэнергии. Кстати, одна “Акула” уже обогревает административно-бытовые корпуса очистных сооружений. Не исключено, что в десятке метров от этой печи природоохранная фирма скоро построит свою теплицу, о чем ненароком “проговорился” Старовойтов.



Садик перед домом

Забота о нашей планете начинается с садика перед домом, считает М.Старовойтов. Причем понятие “дом” для него и двадцати работников его фирмы гораздо шире обыденного представления о нем. Для них дом - это город и все его предприятия, которые в силу специфичности производств загрязняют атмосферу, землю и воду. И если учесть, что территория промышленной зоны занимает площадь, почти вдвое превышающую площадь самого Нижнекамска, то можно представить, какой груз забот добровольно взвалила на себя природоохранная фирма, созданная Старовойтовым шесть лет назад под эгидой ОАО “Нижнекамскнефтехим”.

Сразу после регистрации “Экологии” Михаил Алексеевич оставил производство простых полиэфиров, где работал старшим аппаратчиком, и устроился в водоцех химкомбината. Такую рокировку (с существенной, заметим, потерей в зарплате) он произвел только лишь для того, чтобы была возможность совмещать основную работу с природоохранной. Согласитесь, далеко не каждый способен так круто повернуть свою судьбу после двух с лишним десятков лет, отданных химкомбинату. Видно, верх в нем, как признается сам Старовойтов, одержал все же ученый-агроном, а не химик-технолог. Пригодилось, впрочем, и то, что Михаил Алексеевич участвовал в пуске пяти заводов “Нефтехима” и потому хорошо был знаком как со специалистами предприятия, так и с особенностями технологии любого производства НКНХ. Да и работоспособный, дружный коллектив “Экологии” Старовойтов сформировал в основном из людей, с которыми вместе работал “на химии” и которых знал не один год.

Свое первое боевое крещение природоохранная фирма приняла, приводя в божеский вид карьер Т-1 - постоянно дымящую свалку. Чадила она так, что на территории близлежащих цехов нечем было дышать. Так что санитарная служба, пожарные, выезжавшие тушить ее по нескольку раз в день, буквально “забодали” нефтехимиков всевозможными штрафами, актами, предписаниями.

Сам процесс ликвидации свалки, занимавшей площадь около 15 гектаров, напоминал четко спланированную “боевую операцию” с разбивкой на этапы. Реализуя первый из них, экологи попутно вели “воспитательно-разъяснительную” работу с водителями, привыкшими, экономя на рейсах, сваливать мусор прямо на территории предприятия, подстегивая штрафами особо “непонятливых”. Вся эта работа, понятно, велась при поддержке природоохранной службы предприятия, чья деятельность заметно оживилась с назначением на должность главного инженера ОАО “Нижнекамскнефтехим” Хариса Мустафина. После расчистки и рекультивации трехгектарного участка экологи высадили на нем маленькие сосенки, которые сразу пошли в рост. Старовойтов с улыбкой рассказывает о недавнем визите на этот участок представителей американской делегации. Заокеанские гости с трудом поверили в то, что раньше здесь была свалка и, чтобы рассеять сомнения, даже взяли на анализ пробу грунта.

Сегодня на очереди у экологов второй этап рекультивации. Кроме того, по “спецзаданию” главного инженера НКНХ они ликвидировали все несанкционированные свалки, стихийно выросшие вокруг химкомбината за годы его строительства. В ходе этой санитарной операции было вывезено свыше 70 тыс. различных отходов. Поставив точку на несанкционированных свалках, санитары природы тем не менее не забывают и о несении “боевого дежурства”. В то же время деятельность “Экологии” не ограничивается одной лишь функцией дворников.



Отходы - в доходы

Эту общеизвестную формулу можно рассматривать как девиз деятельности природоохранной фирмы и основной источник ее существования. Поэтому диапазон поиска современных технологий переработки вторичных ресурсов неограничен. Тесные партнерские отношения ООО “Экология” поддерживает с коллегами из других регионов России и СНГ, занимающимися проблемами экологии. Буквально на днях по приглашению Старовойтова в Нижнекамск приезжала делегация научных сотрудников из Мурманского института химии и технологии редких элементов и минерального сырья им. И.В.Тананаева. Их визит носил чисто консультативный характер: Михаила Алексеевича заинтересовали разработанные мурманскими специалистами коагулянты - химические вещества, выводящие в осадок все загрязнители, содержащиеся в воде (речь идет о дополнительной очистке вод, прошедших биологические очистные сооружения перед сбросом их в Каму). Убедившись в том, что глубина очистки промстоков у мурманских коагулянтов на порядок выше, а цены на них втрое дешевле, чем у тех, что применяются на химкомбинате, Старовойтов намеревается использовать их не только на нефтехимических заводах и предприятиях энергетики Нижнекамска, но и в решении проблем очистных сооружений всего региона Закамья, о чем говорилось на совместном выездном заседании двух республиканских экологических комиссий, состоявшемся недавно в Нижнекамске (см. “ВиД” за 2.10.02.).

Во время встречи с мурманчанами нижнекамские экологи получили необходимый объем информации о рецептуре приготовления коагулянтов в зависимости от степени загрязненности промстоков и “секретах” наиболее эффективного использования имеющегося у них оборудования для их очистки. Эта встреча к тому же еще более утвердила Старовойтова в мысли о том, что после отработки технологии на заводах “Нефтехима” и обеих Нижнекамских ТЭЦ ее можно будет предложить коллегам из Сармановского и Заинского районов. Определяющими здесь являются два фактора: приемлемая цена и высокая эффективность средств химической водоочистки.

Принцип минимакса (минимальные затраты для достижения максимального эффекта), заметим, вообще характерен для небольших частных фирм, заставляющих работать каждую вложенную в дело копейку. ООО “Экология” здесь тоже не является исключением: все реализуемые ею проекты отличаются высокой экономической эффективностью и безотходностью перерабатывающих производств. Это подтверждают и технология утилизации нефтешламов в сверхдиабатической суперпечи, и переработка отходов производства с завода простых полиэфиров в калийно-фосфорные удобрения, и производство эмульсолов из отработанных машинных масел для предприятий стройиндустрии. Все это реализуется в рамках договора природоохранной фирмы с ОАО “Нижнекамскнефтехим”. Всего же “Экология” имеет около 100 контрактов с десятками больших и малых предприятий города. Причем в работе с ними она тоже идет по пути углубления переработки вторичного сырья. Сейчас, например, нижнекамские экологи в корне пересматривают свою прежнюю “концепцию” утилизации старых автомобильных аккумуляторов. Если раньше они просто сливали у себя электролит, нейтрализовали его щелочью, а аккумуляторные коробки отправляли на переработку за пределы республики, то с внедрением “аккумулятороперерабатывающей” технологии, предложенной им одной из московских фирм, у них появится возможность “выжимать тряпку досуха”. Аккумуляторные пластины будут перерабатываться в 99-процентный свинец, а корпуса - в крошку. Из нее экологи намерены делать пластиковую “обертку” для теплоизоляции труб - более надежную замену алюминиевым кожухам - жертвам охотников за цветными металлами. Переработка корпусов аккумуляторов (и пластиковой тары) в пластиковую крошку будет осуществляться прямо в приемном пункте, который планируется открыть в городе. Здесь же будет налажен и сбор макулатуры. Уже изготовили два пресса для этих целей, в Питере закупили дробилку. Местная администрация обещает “подсобить” с помещением.

На подходе и другая новинка, связанная с утилизацией ртутных и вакуумных ламп типа ДРЛ, которые экологи вот уже больше года собирают по всему городу. Высокопроизводительная установка по их переработке, каких, по словам Старовойтова, нет в республике, закуплена (для этого специально взяли кредит в банке) в одной из фирм подмосковного города Дубна и сейчас монтируется в построенном для нее помещении. С пуском этой установки вторую жизнь получит не только ценнейший металл, но и заурядный стеклобой - он будет использоваться при изготовлении сверхлегких строительных блоков из стеклобетона с добавлением керамзита и перлита - отходов производства НКНХ, используемых здесь в качестве теплоизолятора. По прогнозам Старовойтова, этот качественно новый строительный материал должен пользоваться немалым спросом особенно в дачном строительстве.

В ряду перспективных новинок для стройиндустрии находится и производство огнеупорных кирпичей на основе отработанных катализаторов НКНХ. Экспериментальную партию этих кирпичей экологи уже изготовили и опробовали их в ремонте водогрейных котлов Нижнекамской ТЭЦ-1. Достигнута также предварительная договоренность с рядом металлургических заводов Сибири и Урала на поставку им огнеупорных смесей для защиты внутренних поверхностей печей.

Примечательно, что все свои природоохранные проекты - от поиска идей до их практической реализации - “Экология” воплощает в жизнь самостоятельно, обходясь без помощи Экофонда (“от него лишь одни обещания”) и дорогостоящих услуг подрядных организаций.

- Нам главное ухватить суть, рациональное зерно, а “взрастить” его мы потом сможем. Не выходя при этом за общепринятые рамки: регламент, технические условия, рабочий проект - все это мы тоже разрабатываем сами. И сами же выполняем: подбираем оборудование, монтируем, варим. Все, кто со мной работает, - мастера на все руки. И “котелок” у каждого “варит” не хуже, чем у инженера. Но самое главное - у меня коллектив подобрался хороший. Обстановка человечная. Зарплату платим стабильно - аванс, получка, как раньше. С налогами тоже нормально. И вся необходимая техника у нас есть.

...В этих словах и заключается суть практической экологии по Старовойтову. Экологии не на словах, а на деле.
3
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии