Время и Деньги
03.02.2006 Культура

О чем рассказало “Сказание”

Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев направил поздравительную телеграмму народному поэту Республики Татарстан Ренату Харисову, заслуженному деятелю искусств РФ и РТ Леониду Любовскому, заслуженному артисту РТ Нурлану Канетову в связи с присуждением Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства за 2005 год, сообщает пресс-служба Президента РТ.

"Это заслуженная награда, признание вашего самобытного таланта, высокая оценка вашего вклада в развитие отечественного искусства. Присуждение столь престижной премии творческому коллективу создателей балета "Кысса-и Йусуф" свидетельствует о том, что рождение нового татарского национального балетного спектакля, основанного на выдающемся литературном памятнике народов Востока, - значимое событие в культурной жизни всей страны, яркий пример плодотворного развития культуры разных народов в многонациональной Российской Федерации.

Искренне желаю всем вам крепкого здоровья, благополучия, неиссякаемого вдохновения и новых свершений, а вашему общему творению, являющемуся сегодня предметом особой гордости Татарского академического театра оперы и балета им. М.Джалиля, - долгой и счастливой сценической жизни", - говорится в поздравлении.

Рауфаль МУХАМЕТЗЯНОВ, директор Татарского академического театра оперы и балета имени М.Джалиля:

- Что подвигло вас взять к постановке “Сказание об Йусуфе”?

- Это составная часть нашей работы, периодически мы обращаемся к авторским спектаклям, хотя - при авторской постановке невозможно спрогнозировать, какой получится спектакль. Но мы должны знакомить публику и с произведениями современных авторов, наши зрители должны знать, как развивается музыка. Работать с авторскими сочинениями сложно, композиторы, как всегда, полагают, что написали гениальное сочинение, а театр, выпускающий спектакль, берет весь риск постановки на себя.

- Вы рискнули - и выиграли.

- Не просто выиграли, мы получили колоссальное удовлетворение от работы. За четверть века моей службы в театре было много авторских постановок, но то воздействие, которое я испытал от “Сказания об Йусуфе”, несопоставимо с другими авторскими спектаклями. Это другой класс спектакля, это спектакль двадцать первого века.

- Скажите, пожалуйста, несколько слов о хореографах, которые работали над спектаклем.

- Невозможно рассматривать балет без хореографов! Боярчиков начинал работать, затем эстафета перешла к Георгию Ковтуну, и он смог найти такую форму, при которой произведение приобрело реальный смысл на сцене. По форме балет получился лаконичным, по воздействию - эмоциональным. Действие захватывает - это главное. У Ковтуна все это получилось, “Сказание об Йусуфе” - одна из лучших его работ.

- Над спектаклем работали яркие художники -Ковтун, Любовский и Харис. Как все творческие люди, они, несомненно, обладают амбициями. Как вам удавалось ими управлять?

- Мы как раз не управляли, у нас не было такой задачи! Мы закрепили этот союз. Театр должен был создать для художников благодатную почву, и мы ее создали, наша команда ее создала, и произведение - растение - выросло на нашей почве и расцвело. Мы дали им возможность, сказав, “пожалуйста, творите!” И получился такой замечательный спектакль. Пока есть музыка и либретто, ответственность лежит на авторах, но как только мы взялись за постановку, ответственность ложится на нас. Мы выпускаем конкретный сценический продукт. В этом балет все “срослось” - музыка, либретто, исполнение.

- Наверняка, если бы не было партнеров, изумительной сценографии, многих компонентов, составляющих спектакль, вряд ли бы кому-то пришло в голову выдвинуть “Сказание об Йусуфе” на соискание Государственной премии России...

- Безусловно! Это коллективный продукт, он зависит от того, в каком состоянии находятся труппа, оркестр, технические цеха. Этот балет показывает уровень развития нашего театра. Не случайно театральный зал у нас постоянно полон, он был полон и в период реконструкции. Ежегодно мы даем в Западной Европе более 100 спектаклей, значит, мы востребованы. Повторю, что спектакль -лауреат - это результат коллективного труда. Его успеху помогло многое - и то, что мы получили после реконструкции такой роскошный театр, мы открыли его 26 августа прошлого года, и в этот вечер у нас побывали на концерте главы всех государств, приехавшие на юбилей Казани, во главе с Президентом России. Но Государственная премия - это только заявка на переход театра в другой, более высокий, класс. Премия подтверждает, что мы готовы конкурировать с Большим и Мариинским театрами. Знаменательно, что премию мы получили в год, который татарстанский Президент объявил Годом литературы и искусства. Сейчас мы ожидаем получения гранта, без него трудно двигаться классическим жанрам, его получение поможет последовательному движению нашего театра вперед.

Леонид ЛЮБОВСКИЙ, композитор:

- Леонид Зиновьевич, как родилась идея балета “Сказание о Йусуфе”?

- Это длинная история. Идея принадлежит балетмейстеру из Санкт-Петербурга Николаю Боярчикову. Я предложил ему другой свой балет, но Николай Николаевич сказал, что ему интересен сюжет легенды об Иосифе Прекрасном. Ему был любопытен Томас Манн, его философия, он даже приготовил либретто для Шнитке и предложил ему написать музыку. Я прочитал это либретто, но во мне ничего не шелохнулось. Вскоре - так получилось - я прочитал поэму Кул Гали и увидел все в другом свете. Все ожило, все представилось мне как в традиционном балете. Это было как в балетах Чайковского, когда возникает драма. Тогда я обратился к Ренату Харису - он как поэт все очень тонко чувствует. Когда Харис включился в работу, дело сразу пошло, тем более что у него была своя поэма на эту тему - “Зулейха”. Получилось то, что я хотел, - большой философский балет, ведь речь идет о сюжетах из Библии, из Корана.

- А чем вас привлекла история Иосифа Прекрасного?

- Она меня и привлекала, и пугала своей масштабностью. Как воплотить в музыке библейский персонаж, я не знал...

- Музыковеды отмечают, что ваша музыка точно отвечает балетным канонам.

- Сейчас я уже могу сказать, что что-то нам к канонам удалось и добавить. Новый балет появился более ста лет назад у Чайковского. До него были придворные балетные композиторы отчасти сочинявшие дивертисменты. Чайковский привнес в балет симфонизм. “Лебединое озеро” поначалу не все восприняли положительно, к его пониманию надо было еще прийти. Поначалу и наш балет вызвал такие противоречивые чувства и непонимание, что сейчас даже страшно вспомнить. Критика ждала, что это будет очередной конъюнктурный балет на “национальную тему”, какие плодились тут и там при советской власти. А я сразу понял, как писать: нужно идти от Библии, от Корана - от этих великих книг, и музыка должна быть такая.

- Вы ведь, насколько я знаю, и начинали свое творчество с балета?

- Я поступал в консерваторию с балетом “Волшебник Изумрудного города”, это был детский балет. Потом у меня была попытка написать балет на либретто “Тени” Шварца. Представляете, каким интересным могло бы быть пластическое решение? Но тут меня перебил Таривердиев, он начал писать балет по Шварцу, заключил договор, и я горечью отказался от своей идеи. Увы, Таривердиев балет так и не написал...

- Кого из солистов вы любите в своем балете?

- Я могу говорить о каждом. Посмотрите, какой потрясающий Фараон - Денис Мочалов, я уже не говорю о Нурлане Канетове - Йусуфе. Елена Кострова мне очень нравится, она какая-то необыкновенная, она все понимает. Здесь нельзя танцевать условного “принца” или “принцессу”, здесь надо танцевать первородность.

- Есть желание написать еще что-нибудь для театра?

- Я очень люблю театр и считаю себя театральным композитором. Так что проекты, связанные с театром у меня есть. Спектакль идет пять лет, и он живой. Когда давали “Сказание” в последний раз, зал встал, аплодируя артистам, и это всегда очень трогательно.

Ренат ХАРИС, автор либретто:

- Ренат Максумович, как родился замысел поэмы о Йусуфе?

- Основой “Сказание о Йусуфе” была моя драматическая поэма “Зулейха”, я написал ее очень давно. Это была просьба замечательного татарского композитора Рустема Яхина. Он хотел написать оперу об Иосифе Прекрасном, и я создал либретто на основе “Зулейхи”. Но, к великому сожалению, композитор заболел, и наша совместная работа не состоялась. А поэма была опубликована, издавалась в моих сборниках. И вдруг ко мне обращается композитор Леонид Любовский и говорит: “У вас есть очень интересная музыка, не напишите ли вы мне либретто?” Есть постановщики, интересный хореограф из Санкт-Петербурга Николай Боярчиков, на первоначальном этапе работал он. И я на основе либретто к опере написал либретто к балету.

- Разница в сюжете существует?

- Большая. Многие сцены были выброшены, включены новые, те, что подвластны языку балета.

- Когда вы работали над поэмой “Зулейха”, то какие использовали источники?

- Сюжет об Иосифе Прекрасном принадлежит к числу так называемых “бродячих” сюжетов, он родился еще до написания Библии, потом вошел в Ветхий Завет, в Коран, а через Коран проник во многие восточные литературы. Хорошо известно произведение нашего поэта Кул Гали “Кыйса и Йусуф”. На этот “бродячий” сюжет было написано много произведений, в том числе и двухтомный роман Томаса Манна “Иосиф и его братья”. Были и балеты одноактные поставлены, но они не имели успеха ни в одной стране.

- Сложности в воплощении были?

- Мне во время работы нравилось все, хотя, можно сказать, творческий процесс не прерывался: Боярчиков требовал все новые и новые сцены и постоянно приходилось что-то усовершенствовать.

- Вы абсолютно довольны результатом?

- По-моему, балет получился глубоким и очень актуальным. В нашем мире философия прощения очень актуальна. Люди, которые умеют прощать, добиваются высоких целей, а люди и народы, не умеющие прощать, в итоге ввергаются в катастрофу. Потому что умение прощать рождает мир, а неумение приводит человека и народы к мести, месть всегда рождает войну. Поэтому философская идея этого произведения, как мы считаем с Любовским, очень актуальна.

- Когда Боярчиков заболел, спектаклем начал заниматься один из самых интересных хореографов нынешнего времени Георгий Ковтун. Как вам работалось с ним?

- Хорошо работалось, хотя я общался с ним мало. С Ковтуном больше общался Любовский. Этот хореограф привнес в балет много интересного.

Нурлан КАНЕТОВ, исполнитель партии Йусуфа:

- Нурлан, что подумалось, когда вам дали эту сложную партию?

- Что подумалось?.. Мне сказали, что надо готовить партию Йусуфа, и я начал работать. Конечно, было тяжело, и моя симпатия к персонажу росла постепенно, когда я вошел в нужное состояние, когда начал ощущать себя этим героем.

- Вы что-то почитали перед тем, как начались репетиции?

- Манна я не осилил, но мы долго говорили с балетмейстером Георгием Ковтуном, он давал мне СД-диски с записями текстов Библии, мне это очень помогало.

- Как работалось с Георгием Ковтуном?

- Он очень жесткий человек, но ко мне как-то тепло отнесся. Мы очень много работали, просто дневали и ночевали в театре.

- Пять лет вы танцуете Йусуфа, роль меняется?

- Надеюсь, что да. Мне говорят и коллеги, и зрители, что я танцую сейчас лучше.

- Как складывались отношения с партнершей?

- Елена Кострова - моя постоянная партнерша, мы знаем друг друга от и до.

* * *

Премьера спектакля “Сказание об Йусуфе” состоялась в июне 2001 года. Музыкальным руководителем постановки был дирижер Игорь Лацанич, авторами сценографии - киевляне Андрей Злобин и Анна Ипатьева. Действие в балете происходит на древнем Востоке. Красавец-юноша Йусуф получает так называемый “плащ первородства”, что служит поводом ревности со стороны братьев, эта ревность будет преследовать его всю жизнь. Судьба Йусуфа складывается драматически, братья продают его в рабство. Отвергнутая им жена фараона Зулейха оговаривает юношу. Но когда на Египет обрушиваются несчастья и фараон понимает, что это кара за преследования невиновного Йусуфа, он вместе с братьями юноши появляется у него в темнице, и все они молят о прощении. Йусуф прощает своих обидчиков. Однако в это время как напоминание об избранности Йусуфа Богом появляются звезды, увлекая его за собой на небеса.
194
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии