Равиль Бухараев заново перевел Коран
04.10.2008 Общество

Равиль Бухараев заново перевел Коран

Вчера в Институте истории АНТ прошла презентация перевода Корана на русский язык, сделанная известным поэтом, переводчиком и драматургом Равилем БУХАРАЕВЫМ и двумя его коллегами.

- Равиль, что вас подвигло на такой титанический труд? Вероятно, были какие-то личные мотивы, внутренняя потребность, - поинтересовался корреспондент “ВиД”.

- Как раз личных мотивов было мало, более того, если бы это был просто порыв души, я, скорее всего, не осилил бы такую работу, слишком это великое дело. Принимаясь за него, нельзя ставить во главу угла свои амбиции, напротив, необходимо большое смирение.

За перевод я взялся потому, что считаю его необходимым для сотен, тысяч людей. В том мире, в котором мы живем, об исламе много скверного говорят, и возражать, не опираясь на текст, бессмысленно. Надо показать, что в действительности написано в Коране. Я счастлив, что Всевышний дал мне возможность участвовать в этом переводе. Как мусульманин, уверен: мы должны больше говорить об истинном исламе, его миролюбии и любви.

- Сколько времени заняла работа над переводом?

- В общей сложности около десяти лет. Непосредственно перевод занял около года, а девять лет ушло на подготовку материалов. Перевод мы сделали втроем: британский арабист Халит Ахмад, москвич Рустам Хамад Валеев и я.

Выступая перед учеными-историками, Равиль Бухараев сказал, что, на его взгляд, перевести Коран, воспроизведя его в точности, невозможно. Ведь это особенная Книга - главное чудо ислама. Четырнадцать веков ее текст сохраняется именно таким, каким был записан.

Существуют 22 перевода Корана на русский язык, каждый из которых имеет свои достоинства и недостатки. Зачем же понадобился еще один? По мнению Бухараева, переводы Корана будут делаться еще не раз, ведь каждый переводчик стремится сделать трактовку текста более близкой к источнику.

От особенностей перевода зависит многое в толковании аятов. Вот, к примеру, аят о джихаде. Если опираться на перевод Саблукова, в котором говорится, что сражаться с неверными нужно, пока есть искушение, можно сделать вывод, что сражаться придется вечно, ведь искушение есть всегда. В подлинном же тексте говорится: сражайтесь, пока не прекратятся гонения на вас. В этом случае смысл иной: защищайтесь, когда на вас нападают.

Равиль Бухараев сказал, что авторский коллектив сознательно отказался от поэтических красот, которые есть в некоторых переводах. Коран написан максимально просто, чтобы быть доступным каждому. Переводчики видели свою задачу в том, чтобы избегать лишних слов. Когда же приходилось вставлять “отсебятину” - глаголы, связующие понятия - авторы брали их в скобки.

Чрезвычайно трудно, по мнению Бухараева, передать такую особенность Корана, благодаря которой он всегда остается современным: прошлое, настоящее и будущее время существуют в нем одновременно. К примеру, в переводе Крачковского, наиболее приближенном к кораническому тексту, потеряны мистическое начало и торжественность. Некоторые другие переводы изобилуют метафорами, свойственными скорее языку Евангелия и Библии, в которых не нуждается Коран. В связи с этим Бухараев вспомнил притчу: сидит пастух у дороги. У ног его лежит собака, из шерсти которой он выбирает репьи. Пастух обращается к Аллаху: “Я так люблю тебя, Аллах! Если бы ты был рядом, я бы убрал с тебя все репьи”. Проходивший мимо шейх стал браниться: “Как ты смеешь сравнивать Аллаха с каким-то псом. Что за чушь ты несешь о репьях”. Но тут отверзлись небеса, и прозвучал голос Аллаха: “Святой человек, иди по своим делам. Не мешай мне слушать слова любви”. Кроме того, авторы стремились к тому, чтобы особенности их творческого почерка проявлялись как можно меньше.

Участники презентации задали немало вопросов о новом издании, в том числе и философского характера. Скажем, их интересовало, почему сейчас, когда существует тенденция сближения религий, в переводе не употребляется термин “Бог”, единый для всех монотеистических религий. Бухараев ответил, что авторы оставили термины, принятые в оригинале, “Всевышний”, “Аллах”, поскольку Бог - един, но верят люди испокон веку по-разному...

Директор Института истории Рафаэль Хакимов, завершая обсуждение, положительно оценил перевод, заметив, что, по сути, даже обычное чтение Корана является его переводом, ведь многие понятия изменились и трактуются теперь иначе. Например, “сердце” у арабов в седьмом веке считалось “прибежищем разума”, а теперь его считают вместилищем чувств.

К сожалению, в обсуждении не приняли участие представители ДУМ РТ, хотя авторы и направляли им приглашение. Видимо, это связано с тем, что переводчики принадлежат к популярному в Британии течению ахмадиистов, учение которых не признают татарстанские священнослужители.

- Очень жаль, что не удалось их послушать, - сказал Равиль Бухараев. - Для нас замечания имамов были бы ценными. Что же до разногласий, я считаю так: если человек любит Аллаха, чтит его заповеди, молится, - он мусульманин. Зачем сосредотачиваться на различиях, нужно искать общее.
31
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии